Чрезвычайно сдержанное политическое и дипломатическое присутствие России в ливанской войне удивляет тех, кто помнит о том, что Ближний Восток и израильско-арабский конфликт во всех его проявлениях всегда были точками столкновения бывшего Советского Союза и Соединенных Штатов.

Итак, пока государственный секретарь США Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) путешествует по миру, продвигая американскую идеологию "нового Ближнего Востока" и "демократизации" мусульман, Россия, уже закрепившая свое присутствие на европейском энергетическом рынке, начинает проникать в энергетический сектор американского континента.

В прошлый четверг президент Венесуэлы Уго Чавес (Hugo Chavez) открыл энергетический рынок своей страны для Москвы, подписав многомиллиардное соглашение со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Вашингтон, конечно, был всем этим недоволен, однако Россия сумела сделать исторический скачок в Латинскую Америку.

За последние годы произошли огромные перемены. Десятилетиями Советский Союз был заложником собственной идеологии, принимая на себя "историческую обязанность" решения социальных проблем на мировом уровне посредством насаждения коммунистической системы. Он вкладывал в эту цель огромные суммы, тратил природные ресурсы, принадлежавшие его гражданам и, стремясь завоевать уважение как дружественных, так и соперничавших держав, создал предельно развитую военную машину.

Рональд Рейган (Ronald Reagan), президент, которого как дома так и за границей не считали очень умным, почувствовал тупик, в котором оказался Советский Союз, принял всем известную программу "Звездных войн" и вынудил Москву вступить в ожесточенную гонку вооружений с Соединенными Штатами, которая в конце концов привела к крушению советского блока (чему, конечно, способствовали и другие факторы). Поэтому он стал одним из величайших президентов в истории США.

Крах коммунистического режима освободил Россию от бремени распространения идеологии в международном масштабе, и Путин использовал энергетические ресурсы России для усиления ее влияния на международной арене.

Россия не принимает никакого участия в урегулировании нестабильности на Ближнем Востоке, которая вызвала стремительный рост цен, представляющий угрозу для экономик Европы. Ситуация в регионе полностью регулируется Соединенными Штатами, которым помогают некоторые западные партнеры. Москва просто пользуется возможностями, которые возникают из складывающейся мировой ситуации. Более того, кремлевские руководители демонстрируют впечатляющую бизнес-логику в осуществлении своей внешней политики.

Конечно, путинская Россия не питает нежных чувств к фанатичным исламским группам, помня о печальном опыте Советского Союза в Афганистане. Сегодня Россия ограничивается борьбой с чеченскими мусульманскими боевиками на своей территории. В любом случае, задача уничтожения радикальных исламистов на мировом уровне была взята на себя Соединенными Штатами, а на местном уровне Израилем, чья армия сражается с организациями "Хезболла" в Ливане и ХАМАС в Секторе Газа. Однако на этот раз война отличается от тех, что были прежде.

Когда в 1989 году Организация Варшавского Договора развалилась без единого выстрела, НАТО и Организация Объединенных Наций заслуженно переживали моменты славы. Когда в 1948, 1967 и 1973 Израиль сокрушил совместную военную мощь арабских государств, он завоевал восхищение Запада.

Однако сегодня совершенно иная ситуация. Страны Европейского Союза находятся на грани деградации, так как они совершенно не способны, за исключением Франции, сформировать твердую политику по данной проблеме. Тем временем ООН, судя по всему, оказалась вовлечена в бесконечную и, возможно, бессмысленную борьбу за преобразование мусульманских стран в государства западного типа. Запад, в конце концов, заразился идеологической одержимостью, которая ранее была прерогативой Советского Союза и других коммунистических режимов.

Вмешательство США в дела исламского мира необъяснимо с точки зрения обычной политики. С другой стороны, Россия выглядит единственной из традиционных мировых держав, действующей исключительно в политическом ключе. Она, судя по всему, поняла значение коренных перемен, произошедших после падения коммунистических режимов Европы, особенно то, что распространение идеологии в международном масштабе подрывает государственность в долгосрочной перспективе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.