Вечером 30 июля главный государственный канал белорусского телевидения беспардонно нарушил закон о запрете пропаганды в стране секса и насилия.

На голубом (пардон за каламбур) экране, в прайм-тайм, всем нам продемонстрировали кадры гомосексуального акта, якобы снятые скрытой камерой в квартире второго секретаря посольства Латвии Реймо Шмитcа. Правда, опознать участников мужских забав было затруднительно, поскольку и их лица, и (увы) гениталии были прикрыты квадратиками.

На фоне летнего спада политической активности и дефицита информационных поводов скандал вышел довольно громким. Правоохранительные органы Беларуси обвинили Шмитса в хранении и распространении порнографической продукции. Он спешно покинул Беларусь. МИД Латвии направил в Минск инспекцию и выступил с заявлением, в котором назвал происшедшее очередной провокацией против латвийского государства и его дипломатов.

Свежеиспеченный гомогейт породил массу вопросов. Главные из них, разумеется, - зачем и кому все это было нужно, и почему именно Латвия оказалась объектом спецоперации.

Прежде всего, не стоит исключать самого простого варианта. Белорусская милиция действительно могла отслеживать каналы распространения "порнухи". Идя по следу, оперативники действительно могли по чьей-то наводке прийти в съемную квартиру в центре Минска и лишь там обнаружить, что помещение арендует (кстати, не совсем законно, без официального договора) дипломат сопредельной державы. О венской, женевской и прочих конвенциях наш милиционеры не очень наслышаны. Им сказали искать "порнуху" - они ее нашли. И даже необязательно подбросили. У Шмитса, возможно, и была в коллекции личная кассета-другая с "клубничкой". Другое дело, что таким макаром можно полмира привлечь к уголовной ответственности.

А наутро о случившемся узнало начальство - по обе стороны границы. И в Риге, и в Минске честь мундиров оказалась под угрозой. Тут-то и начали громоздиться версии и делаться громкие заявления.

Любопытно, что еще в далеком 1994 году белорусская милиция "засветилась" на ниве неуважения дипломатического иммунитета. Тогда не в меру ретивый охранник одного из правительственных зданий заставил вытряхнуть сумку и вывернуть карманы посла Ее Величества в Минске Джона Эверарда. Кассет с голыми мальчиками у англичанина тогда не нашли - но ведь и белорусские спецслужбы все эти годы не стояли на месте.

В свою очередь, белорусские оппозиционные СМИ активно ухватились за предположение о том, что скандал связан членством Латвии в четверке "соседей-врагов", объединившихся против режима Лукашенко. Как известно, в августе 2005 года в Крыму состоялась неформальная встреча премьер-министров Польши, Литвы, Латвии и Украины, на которой участники согласовали создание рабочей группы для координации действий в отношении Беларуси. С тех пор и президент, и премьер, и министр иностранных дел, и кто только еще не критиковал Лукашенко с латвийской стороны.

Но не очень понятно, почему месть "преступного режима" оказалась такой экстравагантной. Еще неделю назад никто в Беларуси и слыхом не слыхивал о Реймо Шмитсе. Его интимные пристрастия никого не интересовали - да и сегодня мало кого интересуют. Белорусский народ смачно сплюнул, глядя на гей-порно в вечернем эфире, и сразу же забыл об увиденном.

Для удара по имиджу Латвии в частности и западных ценностей в целом гораздо логичнее было бы сварганить и показать по тому же БТ очередную профессионально снятую агитку, скажем, о засилье некрофилов в латвийском сейме или о внебрачной связи между министрами с труднопроизносимыми для славянского уха фамилиями. Благо опыта производства такой продукции белорусским телепублицистам не занимать.

С другой стороны, с реакцией из Риги тоже не все чисто. Логичный вопрос - почему Реймо Шмитc так поспешно покинул Беларусь, не дожидаясь официального требования о высылке, не пообщавшись с журналистами? Если ты невиновен - не волнуйся, смело отстаивай свою позицию, посади в лужу зарвавшихся белорусских силовиков. Ничего этого, как мы знаем, не произошло. Как говорил герой гайдаевской комедии, меня терзают смутные сомнения.

"Пикантные" обстоятельства не впервые становятся поводом для дипломатического скандала в Беларуси. В январе 2005 года официальный Минск объявил персоной нон-грата атташе чешского посольства за "вовлечение несовершеннолетнего в антиобщественное поведение" и "развратные действия в отношении лица, не достигшего совершеннолетнего возраста".

Почерк инициаторов того скандала удивительно похож на методы авторов гомогейта. Как и в минувшее воскресение, главная информационная программа страны продемонстрировала тогда оперативные съемки скрытой камерой, на которых с трудом, но можно было разобрать мужчину, целовавшегося с подростком. Диктор объявил, что на экране - именно злополучный чешский атташе, совращающий минского юношу в ресторане.

Были показаны видеозаписи допросов. Юноши с заретушированными лицами и измененными голосами подтверждали эти обвинения. "Демократию такого типа" Запад пробует насаждать в Белоруссии, утверждало белорусское телевидение. В Чехии подобные обвинения назвали провокацией и в ответ на высылку своего дипломата объявили персоной нон-грата сотрудника белорусского посольства. Так зачем же, все-таки, белорусский КГБ залез в постель к латвийскому дипломату? Возможно, ответ на этот вопрос заключен в бородатом анекдоте. В Лондоне проходит шумная демонстрация проституток. Лорд спрашивает своего слугу, против чего те протестуют. Низкие доходы? Нет. Произвол полиции? Нет. Грубость клиентов? Нет. "Так почему же они вышли на улицы?" - вопрошает заинтригованный лорд. "Б***и, сэр", - пожимает плечами слуга.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.