Прошлой ночью я проснулся от приснившегося мне кошмара: во сне я увидел, как из-под развалин в Ливане вытаскивают тела погибших детей. Мне долго не удавалось уснуть, и все это время я думал о жестокости войны и о том, кто несет ответственность за кровавую бойню. Сердце мое болело от скорби.

В любой войне случаются ошибки, ужасные ошибки. Возможно, это одна из них. Но кто же настоящий преступник?

Международное право называет военным преступлением использование гражданских лиц в качестве живого щита. Организация "Хезболла" нарушает статью 58 Женевского Протокола N1, которая требует от участников конфликта "избегать размещения военных объектов внутри или вблизи густонаселенных районов".

Израиль имеет полное право преследовать боевиков "Хезболлы" в населенных пунктах. В статье 28 Четвертой Женевской конвенции говорится: "Присутствие защищаемых лиц не может служить оправданием для неприкосновенности определенных пунктов или районов от проведения там военных операций".

"Хезболла" (а также террористические организации Палестины ХАМАС и "Исламский джихад") постоянно совершают военные преступления, размещая свои командные пункты, средства поражения, склады боеприпасов и пусковые установки ракет в жилых кварталах. Военными преступниками являются террористы, а не те, кто с ними борется.

Сегодняшняя война, которую начали "Хезболла" и ХАМАС, а также их иранские спонсоры, это не только война против Израиля. Израиль - просто удобная мишень, расположенная неподалеку: этакий "Маленький Сатана", представитель и символ "Большого Сатаны" - Соединенных Штатов Америки.

Бойцы джихада открыто и постоянно заявляют правоверным о двойной цели своей борьбы: это обращение всего мусульманского мира в собственную версию исламской веры с последующей насильственной исламизацией остального мира.

В современной "священной войне" Соединенные Штаты Америки и их союзники в Ираке и Афганистане, а также Израиль изображаются в качестве агрессоров каждый раз, когда они используют свое право на самозащиту - не от религии, а от радикальной тоталитарной идеологии, стремящейся поработить весь мир. В их изложении, жертвами являются сами террористы. Совсем как в книге Джорджа Оруэлла "1984": "Война - это мир".

Террористы хладнокровно и уже давно разыгрывают эту жертвенную карту. Они посылают подростков бросать в военных камни, они стреляют в солдат, укрываясь за спинами женщин и детей, они бессовестно раздувают данные о жертвах и потерях, надеясь тем самым спровоцировать авианалеты и артиллерийские обстрелы, чтобы вызвать ярость и гнев арабского населения и подстегнуть очередную волну "джихада". Они также используют миротворцев ООН в качестве живых щитов. Они делали это в 1996 году в ливанском поселке Кана, они делают то же самое и там же в нынешней войне.

После падения бомб и ракет террористы приглашают доверчивых репортеров на экскурсии. Впереди групп экскурсантов они высылают городских плакальщиков, которые выкрикивают хорошо отрепетированные фразы, повторяемые жителями (фразы эти всегда адресованы против Америки и Израиля), а также начинают указывать пальцами на своих врагов.

В этом таится нечто большее, чем циничная эксплуатация горя и скорби. Террористы меняют военную тактику применительно к 21-му веку. Видеокадр и звуковой фрагмент обладают той же силой, что пуля или ракета. Кровавые сцены и картины траура используются для того, чтобы вызвать сочувствие у мирового сообщества, чтобы подтасовать колоду окружающей политической ситуации и заполучить в свои ряды новых рекрутов. Да, Израиль и Запад обладают большей военной мощью, но террористам удается перехитрить их, поскольку средства массовой информации и общественное мнение часто выступают на их стороне. Каким-то странным образом правительствам и военным США и Израиля не удается осознать данный факт и начать эффективно на это реагировать.

Сегодня многочисленные левые политические силы Европы, а также некоторые их соратники из Северной Америки поддерживают борьбу "Хезболлы" и ХАМАС. Поддерживают, несмотря на то, что обе организации радикального ислама прямо-таки изрыгают расистскую ненависть к евреям и отстаивают создание исламского государства, основанного на религиозных нормах шариата. А эти нормы отвергают права женщин, немусульман и сексуальных меньшинств, а также многих других категорий людей.

По сценарию джихада, имамы отвечают не только за проповеди смертоносной ненависти. В то время как западные стратеги только говорят о "сетецентрической войне", радикальные исламисты уже давно ведут ее. Они используют связанные между собой сети радикального исламского духовенства, выступающего в роли политических лидеров, военных командиров, идеологических комиссаров, сборщиков денежных средств и руководителей общин.

Запад поставлен в очень невыгодное положение, поскольку он совершенно очевидно неспособен понять многоликую природу радикальных клерикалов, подобных шейху Сайеду Хасану Насрулле (Sayyed Hassan Nasrallah) из "Хезболлы" или шейху Ахмаду Ясину (Ahmad Yassin) из ХАМАС. Это лидеры и генералы террора, ясные и простые, занимающиеся привитием радикальных взглядов населению и подталкивающие мусульманскую молодежь к жестокой ненависти. Маска религиозного деятеля стала одной из причин, по которой Израиль без долгих рассуждений осудили за убийство бывшего "духовного лидера" ХАМАС шейха Ясина.

ХАМАС и "Хезболла" развернули систему образования молодежи, очень напоминающую "гитлерюгенд". Начиная с четырех лет детям промывают мозги, обучая убийству и слепому повиновению этим движениям.

Это уже не та война, в которой участвовали наши деды - с большими колоннами солдат в форме, крупными танковыми дивизиями и флотами. В ней нет линии фронта, а пропаганда является едва ли не самым мощным оружием.

Запад должен проснуться. Нам необходимо создать новую всестороннюю антитеррористическую доктрину. Ее разработчики должны дать тактический и стратегический ответ терроризму джихада, осознав, что центральную роль в этой войне играют политизированные псевдорелигиозные террористические сети.

Западу нужны ответы на вопросы в области внешней и оборонительной политики, в сфере противоповстанческих действий и разведки - то есть на те вопросы, которые пока не удается решить США и их союзникам. Новая доктрина должна также уделить особое внимание борьбе за умы и сердца тех, кого вводят в заблуждение, обманывают и используют террористы - как здесь, на Западе, так и на Ближнем Востоке.

Ариэль Коэн является старшим научным сотрудником фонда "Heritage"

___________________________________________________________

'Королю Зазеркалья' не понять ближневосточных реалий ("The Guardian", Великобритания)

Шок и трепет ("The New York Times", США)

На пороге безумия ("The New York Times", США)

Ее личная война ("The Washington Post", США)

Путин занял конструктивную позицию по вопросу борьбы с 'Хезболлой' ("The Jerusalem Post", Израиль)

Провал за провалом ("The New York Times", США)

Безумие потворства ("The Guardian", Великобритания)

Почему издевательство над Америкой превратились в 'массовый вид спорта' ("The Times", Великобритания)

Джордж У. Буш: "Не знаю, что такое Дарвин, но это штука сомнительная" ("The International Herald Tribune", США)

Амир Тахери: Удастся ли привить арабскому миру 'вирус демократии'? ("The Times", Великобритания)