1 августа премьер-министр Великобритании Тони Блэр выступил в Лос-Анжелесе с программной речью. 'Мы не просто ведем войну против терроризма, а за то, как мир должен управляться в XXI веке, за глобальные ценности', - заявил он и призвал к переосмыслению ближневосточной стратегии. Точнее к ее второму рождению. 'Как только нам удастся остановить войну в Ливане, мы должны будем посвятить себя ренессансу нашей стратегии, чтобы разбить тех, кто угрожает нам', - в такой формулировке прозвучал его призыв. Блэр признал, что 'относительно краткосрочной перспективы нельзя сказать, что мы выигрываем'. И более того: 'Мы не выиграем битву против глобального экстремизма, если мы не выиграем ее на уровне ценностей так же, как на уровне силы. Суть в том, что эту войну не выиграть обычным образом. Она может быть выиграна только демонстрацией того, что наши ценности крепче, лучше и справедливее. А это требует решительно изменить фокус нашей политики'. И английский премьер предложил перевести его со 'смены режима' на 'смену ценностей' - проводить 'военные и любые другие' интервенции под знаменем смены ценностей. Другими словами, меняется лишь фокус, а сама политика экспорта демократии сохраняется, поскольку 'есть множество причин для оптимизма в долгосрочном плане. Прежде всего, есть одна неопровержимая истина, которая не может не вселять надежду. В Ираке, в Афганистане и, конечно, в Ливане всякий раз, когда люди получали шанс воспользоваться демократией, они им пользовались. Битвы в Ираке и Афганистане стали битвой между большинством, которое желает демократии, и меньшинством, для которого она погребальный звон'.

'Июль 2006 года стал худшим месяцем в глобальной антитеррористической кампании - никогда за все три года наших наблюдений мы не констатировали столь серьезные ухудшения в столь многих конфликтах за один месяц', - сказано в последнем бюллетене International Crisis Group. На первом месте идет, конечно, Ближний Восток - здесь вспыхнул полномасштабный конфликт между Израилем и 'Хезбаллой' в Ливане, и произошла серьезная эскалация конфликта Израиля с 'Хамас' в Палестине. Вплотную к ним идет Ирак - за июль месяц количество терактов в Багдаде увеличилось на 40%. 'Похоже, на данной стадии перспектива гражданской войны низкой интенсивности и фактическое разделение Ирака по этническим линиям более вероятны, чем переход к стабильной демократии', - констатировал в своем конфиденциальном докладе правительству ушедший в конце июля в отставку посол Великобритании в Ираке Вильям Пейти. Так что то, что Тони Блэр, в отличие от Джорджа Буша, все же признал серьезность ситуации, делает ему честь. Проблема лишь в том, что любая 'ренессансная' стратегия приведет к столь же плачевному результату.

Однако 'неопровержимая истина' Тони Блэра требует весьма существенного уточнения - большинство афганцев и иракцев хотят исламской демократии и исламских ценностей. А меньшинство отличается от них лишь желанием похоронить все западные ценности. Поэтому оно всегда готово подставить Западу ножку и стоит ему только спотыкнуться, как это меньшинство тут же оказывается авангардом большинства. Именно поэтому демократические выборы в Ираке привели к власти религиозные партии, а в соседней Палестине - исламский 'Хамас'. Не является исключением и Афганистан - разве что талибы избирательным бюллетеням предпочитают оружие в руках. Аналогичную картинку можно наблюдать везде, где начиная от Египта и Саудовской Аравии любые более-менее честные выборы усиливают исламскую оппозицию, причем, как правило, весьма радикального, антизападного толка. Ничего удивительного - аграрному обществу постиндустриальные ценности можно навязать только с помощью штыков. А к автохтонной исламской демократии Вашингтон относится столь же подозрительно, как и к социалистической. В результате экспорт демократических ценностей на Ближнем Востоке оказывается контрпродуктивной политикой - власть победивших на выборах исламистов обычно всячески ограничивается. И в том же Ираке и Афганистане светская власть держится исключительно на штыках коалиции - винтовка не только рождает власть, учил 'великий кормчий', но и позволяет менять ценности с помощью 'культурной революции'. В принципе то же самое делали баасисты в Ираке и коммунисты в Афганистане. А вот менять ценности народов без смены их режимов удавалось пока только пророкам. Но английский премьер почему-то уверен, что достаточно всего лишь четко сформулировать ультиматум: 'Нам необходимо дать ясно понять Сирии и Ирану, что у них есть выбор: играть по тем же правилам, что все мы, или оказаться в конфронтации'. Из чего сразу становится ясно, что блэровский 'ренессанс' является чистейшей воды утопией - опыт переговоров по ядерной программе Ирана подсказывает, что выбором Тегерана станет конфронтация.

Наряду с американским экспортом демократии еще одним роковым фактором в судьбах ближневосточной демократии является Израиль. 'В конечном счете проблема Израиля является лишь частью все той же более широкой борьбы за душу региона', - поддерживает в своей речи известный неоконовский тезис о 'конфликте цивилизаций' Тони Блэр. Тезис пропагандистский, позволяющий американским неоконам и израильским ликудникам винить в конфликте исключительно исламскую цивилизацию, хотя на деле в этом конфликте виноваты в первую очередь имперские амбиции самого Израиля. И нынешний ливанский кризис продемонстрировал механизм рождения 'конфликта цивилизаций' самым наглядным образом - да, войну в Ливане СПРОВОЦИРОВАЛИ террористы 'Хезбаллы', захватив в плен двух израильских солдат. Но саму войну НАЧАЛ Израиль, а Вашингтон даже пальцем не пошевелил, чтобы его остановить! Из-за двух своих военнопленных, которых легко было обменять на пленных ливанцев, они разрушили целую страну - такова единодушная реакция арабского общественного мнения. В то время, как сами ливанцы наотрез отказываются рассматривать действия 'Хезбаллы' как террор - действительно, на фоне бомбардировок ливанских городов даже ракетный обстрел израильских городов трудно назвать терроризмом. Тем более, что 'Хезбалла' всячески подчеркивает, что этот обстрел носит исключительно ответный характер и ее глава шейх Насрулла уже заявил, что готов немедленно прекратить этот обстрел, как только Израиль прекратит свои бомбардировки - не соглашается последний, отделываясь банальностями о якобы точечном характере своих ударов! Другими словами 'Хезбалла', говоря словами Тони Блэра, переиграла израильтян в главном - в 'борьбе за душу региона'. И находится сейчас на пике своего влияния. В то время, как рейтинг Израиля и США рухнул глубоко вниз. Так что обеспокоенность Тони Блэра понять можно - на фоне подобных действий Израиля 'ренессанс' демократических ценностей в арабском общественном мнении действительно необходим. Другой вопрос, возможен ли он.

Характерно, что в нынешнем ливанском конфликте с Израилем завязаны исключительно местные демократические (пусть условно) режимы - вначале победивший на палестинских выборах 'Хамас' захватывает израильского капрала, затем его поддерживает 'Хезбалла', попавшая в ливанское правительство благодаря прошлогодней 'оранжевой' революции, а спонсорами обоих движений является Иран - тоже демократия, хотя и исламская. Другими словами, лозунг 'демократии не воюют с демократиями' требует на Ближнем Востоке весьма специфического истолкования - Израиль, будучи региональной сверхдержавой, служит наглядным опровержением тезиса Бжезинского о несовместимости демократии с имперскими амбициями. В частности, Ливан, самая демократическая страна на Ближнем Востоке, пережил семь интервенций со стороны США и Израиля, включая 18-летнюю оккупацию юга страны последним. Вряд ли это случайно - демократиям свойственно отражать настроения масс, а у арабской улицы антиизраильские и в меньшей степени антиамериканские убеждения сидят, как говорится, в крови. Поэтому израильское вторжение в Ливан, вкупе с ожидаемым распадом Ирака, скорее породят здесь Долгую войну (Long war на жаргоне неоконсерваторов), чем ренессанс глобальных ценностей - уж слишком незавидной оказывается жребий демократически выбранных правительств в ближневосточной политике. Что в Ираке, что в Палестине, что в Ливане.

Автор - политический обозреватель "Евразийского Дома".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.