Вашингтон. - Американский военный истеблишмент незаметно начал полную переоценку своей военной стратегии с целью выявления ошибок, допущенных в Ираке и Афганистане, а также их устранения до начала следующего конфликта.

Этим летом высокопоставленные чиновники из Пентагона приказали провести два секретных исследования для определения военных неудач в двух конфликтах, и, по словам одного из авторов, результаты, опубликование которых ожидается этой осенью, "не будут слишком хорошими". На прошлой неделе министерство обороны пригласило около 50 ведущих специалистов страны в области борьбы с повстанцами на закрытое совещание за пределами Вашингтона для того, чтобы они критически оценили последние операции и выработали план дальнейших действий.

Исследования, как говорят некоторые принимающие в них участие представители Пентагона, выявили ряд серьезных недостатков. Например, американские войска в Ираке часто прибегали к чрезмерной силе во время проведения операций в районах проживания гражданских лиц, вызывая ненужную враждебность местного населения. Они также сказали, что американские командиры слишком медленно устанавливают рабочие взаимоотношения с местными союзниками, и отметили, что обеспечение безопасности для иракского народа не входило в число первоочередных задач.

Особенно выполнению задач, стоящих перед армией, мешают постоянная неспособность военных собрать точную разведывательную информацию о мятежниках. "Мы знаем относительно мало о мотивации мятежников и их моральном духе, о руководстве и наборе новобранцев", - говорится в неопубликованном докладе, подготовленном в июне финансируемой государством организацией "RAND Corporation".

"Это борьба за душу армии, - говорит полковник Питер Мансур (Peter Mansoor), командовавший батальоном в Ираке, а ныне возглавляющий недавно созданный Центр по борьбе с мятежниками, располагающийся в Форт-Ливенворт, штат Канзас, и действующий в интересах сухопутных войск и сил морской пехоты. - Необходимо проделать большую работу для изменения устоявшегося в армии образа мыслей. Десятилетиями мы уделяли особое внимание интенсивному бою. Теперь мы пытаемся изменить культуру применения силы, лучше сбалансировать ее".

Высокопоставленные офицеры буквально переписывают правила противоповстанческих операций, навык ведения которых практически атрофировался за три десятилетия, прошедшие со времен войны во Вьетнаме, однако стал весьма необходимым в Ираке и Афганистане, где завоевание умов и сердец населения оказалось гораздо более сложным делом, чем уничтожение сил противника.

Военные, десятилетиями готовившиеся к ведению "больших войн" против обычных армий, усваивают самый горький урок возникшего после событий 11 сентября 2001 года мира: они оказались не готовыми к ведению небольших партизанских войн, которые стали отличительным признаком исламских экстремистов и их союзников в Ливане, Ираке, Афганистане и других странах

В учебных аудиториях, на тренировочных базах и даже на поле боя военные ученые и боевые ветераны изо всех сил пытаются научить самую смертоносную армию в мире соизмерять свою огромную огневую мощь и избегать той жесткой тактики и невосприятия культуры, которые причинили столько зла и стали причиной восстаний в Афганистане и особенно в Ираке.

В Военном колледже армии США в Карлайле, штат Пенсильвания, около половины учебного времени этой осенью будет посвящено партизанской войне и противодействию ей, что является крупнейшим изменением учебной программы за десятилетия, говорят военные чиновники. Особое внимание уделяется культурам тех мест, где, по мнению аналитиков, американским войскам, возможно, придется действовать в ближайшие годы: речь идет о недееспособных государствах Африки, Ближнего Востока и Средней Азии, которые могут стать благоприятной средой для террористов.

"Мы полностью изменили учебную программу на 2006 учебный год, - говорит Уильям Джонсен (William Johnsen), декан колледжа, в котором сотни подполковников и полковников проходят годичное обучение, чтобы стать высокопоставленными командирами. - Мы изменили предметы так, чтобы они уделяли большее внимание стабильности и действиям по борьбе с мятежниками, что позволит добиться нечто большего, чем просто обычной победы в бою".

Пентагон также примет участие в организуемой Государственным департаментом конференции по противоповстанческим операциям, которая состоится в этом году, что является первым шагом по разработке государственного плана по исправлению ошибок, допущенных в Ираке и Афганистане, и недопущению их в будущих конфликтах, в которых придется действовать против партизан.

Однако в наибольшей степени переоценка ценностей заметна среди высокопоставленных армейских чинов, многие из которых являются ветеранами Ирака и Афганистана.

Мансур, который также является автором истории пехотных дивизий второй мировой войны, помогает редактировать проект устава сухопутных войск и морской пехоты по противоповстанческим операциям, который должен будет стать 250-страничной библией полевых командиров. Этот документ должен будет заполнить самый крупный, по мнению генералов, пробел в военной доктрине Соединенных Штатов.

"Прошло 20 лет с тех пор, как сухопутные войска приняли устав, посвященный противоповстанческим операциям, в морской пехоте подобный устав принимался 25 лет назад, - пишут генерал-лейтенант сухопутных войск Дэвид Петраэс (David Petraeus) и генерал-лейтенант морской пехоты Джеймс Маттис (James Mattis) в проекте устава. - Сейчас, когда наши солдаты и морские пехотинцы сражаются в Ираке и Афганистане, очень важно обеспечить их уставом, в котором будут указаны принципы и правила ведения противоповстанческих операций".

Первый проект устава сочетает большую долю военной науки и основ службы с историей и политикой. Основываясь на уроках двух прошедших столетий, он предлагает схему оккупации иностранных территорий, на которых централизованная власть слаба или вообще отсутствует, а хорошо вооруженные мятежники совершают наскоки из районов, населенных гражданским населением.

Он описывает способы, как понимать местную культуру, находить переводчиков, обучать местную полицию и армию обеспечивать безопасность, помогать молодым властям, эффективно обращаться с задержанными, собирать разведывательные сведения о силах противника у местного населения и увязывать боевые операции с предоставлением гуманитарной и иной помощи для восстановления разрушенной войной страны и отдаления местного населения от мятежников, лишая последних, таким образом, поддержки.

"Задача заключается в том, чтобы научить военнослужащих не тому, что думать, а тому, как думать, - сказал в интервью полковник Мансур, добавив, что войска должны понимать душу повстанцев, а также гражданского населения. - Борьба с мятежниками - это война думающего солдата. Это война для обученного состава. В ней есть связи с общественностью, дела гражданского населения, информационные операции. Все это не так просто".

Хотя американский военный истеблишмент уделял основное внимание ведению обычных войн с такими противниками, как бывший Советский Союз и его сателлиты из Восточной Европы, вооруженные силы ВША на протяжении всей их истории больше сражались с повстанцами, чем с регулярными войсками - начиная от Варварийских войн начала 1800-х годов и заканчивая Вьетнамом и конфликтами в Центральной Америке, Сомали и Боснии.

Однако армия как институт - поддерживаемый могущественными производителями оружия - несмотря ни на что осталась верна теории, по которой ее силы должны быть готовы к участию в широкомасштабных конфликтах с применением многомиллиардных систем вооружений, говорят специалисты.

"Военная культура всегда говорила о большой войне, - отмечает Эндрю Крепиневич (Andrew Krepinevich), бывший военнослужащий, специалист по борьбе с повстанцами, являющийся советником министра обороны Дональда Рамсфелда (Donald H. Rumsfeld). - Так было очень долгое время. В Вест-Пойнте изучали наполеоновские войны, в то время как армия после Гражданской войны сражалась с индейцами. Эти нерегулярные войны считались исключением из правил. Существовало мнение, что если вы можете вести крупную войну, то сможете вести и маленькую".

Однако заставить армию усвоить уроки восстаний в Ираке и Афганистане задача сложная.

"Это все равно, что в 1975 году приказать компании "General Motors" перестать выпускать автомобили, а затем, в наше время, сказать ей снова начать делать машины, причем выпускать модели 2006 года, - говорит Крепиневич. - Этот пример, показывающий, в какой ситуации оказалась сегодня наша армия, не является особым преувеличением".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.