По мере того, как война в Ливане продолжается, термин 'непропорциональная сила' передается из уст в уста так, будто бы за ним стоит некий кристально ясный принцип международного права, объясняющий, когда сила непропорциональна и почему это незаконно. Но смертей среди гражданского населения в результате военных действий недостаточно для того, чтобы сказать, что была применена 'непропорциональная сила'. К тому же данный стандарт, чем бы он ни был, не соблюдается, если с одной стороны умирает детей больше, чем с другой. Так что же тогда означает 'непропорциональная сила', и каково ее место среди законов и обычаев войны?

Давайте вернемся к основам. В соответствии с внутригосударственным правом на самооборону применение силы всегда должно быть необходимым и пропорциональным защищаемым интересам. Вот хороший пример: может ли владелец магазина стрелять в грабителей, которые убегают с его товаром? Если иного способа остановить воров нет, то применение силы необходимо.

Но пропорциональна ли такая сила? Это зависит от того, перевешивает ли настолько сильно тот факт, что грабители будут застрелены, ценность украденного товара, что владельцу не остается ничего другого, по крайней мере в данный момент. Он всегда может обратиться за помощью в полицию; существует возможность, что она вернет его товары. Другими словами, сила становится непропорциональной, когда издержки ее применения слишком велики.

Однако это не означает, что сила становится 'непропорциональной' просто потому, что урон от ее применения перевешивает выгоды от ее применения. В конце концов, женщина может применить смертоносную силу, чтобы ее не изнасиловали, даже если жизнь насильника, как считают многие, стоит гораздо больше, чем целомудрие потенциальной жертвы.

В общем, если существует угроза физического урона, применение любой необходимой силы кажется допустимым. Предположим, что террорист вырывает один за другим зубы у своей жертвы, и единственный способ его остановить - убить его. Большинство людей скажут, что сделать это допустимо, даже несмотря на то, что урон, нанесенный агрессору, гораздо выше ценности зубов жертвы.

Как же нам тогда понять, является ли сила непропорциональной? Это предмет постоянных споров. Юридические системы многих стран сейчас придерживаются той позиции (по крайней мере в отношении имущественных преступлений), что жертва преступления должна быть согласна потерять свою собственность, если единственным возможным выходом является убийство вора.

Давайте попробуем применить данные принципы к международному конфликту. В законах и обычаях войны выделяют два отдельных вида самообороны. Первый - это оправдание начала ответных боевых действий; второй - это применение силы в бою во время войны, например: уничтожение гражданского населения, нападающего на солдат.

При оправдании вооруженного конфликта все соглашаются с тем, что обороняющееся государство может применять любую необходимую силу для отражения агрессора. Когда Аргентина вторглась на Фолклендские острова и оккупировала их, Великобритания могла предпринять любые необходимые меры для того, чтобы их выгнать.

Но предположим, что англичане начали бомбить Буэнос-Айрес. Чтобы применение силы было необходимым, оно должно принести прямое военное преимущество, помогающее побороть агрессию. Было бы недопустимо заявлять, что бомбардировка города на континенте была необходима для того, чтобы заставить население Аргентины надавить на военную хунту, чтобы та вывела войска с островов. Поэтому бомбардировка Буэнос-Айреса в данном контексте не была бы необходимой и, следовательно, не могла бы считаться пропорциональной.

Юристы, занимающиеся международным правом, обычно путают понятия необходимости и пропорциональности, утверждая, что оба понятия применимы к оборонительной войне. Но это не так очевидно, как во внутригосударственном уголовном праве. Не знаю ни одного случая в международной практике убийства убегающих грабителей, когда бы суд постановил, что применение силы было необходимо, но непропорционально.

Существуют две причины, из-за которых международное право терпимо относится к применению любой или почти любой необходимой силы. Во-первых, в международных конфликтах обороняющаяся армия всегда должна защищать жизни своих граждан, а не только имущественные интересы. Во-вторых, за редким исключением, не существует никакой международной полиции, которая может помочь обороняющейся стране.

У проблемы непропорциональной силы есть различные грани на поле боя, когда солдаты уже воюют. Среди десятков и сотен военных преступлений в международном праве ни одного раза не упоминается такой элемент, как непропорциональная сила. Наиболее близкое прилагательное, использовавшееся в римском праве, звучало как применение 'явно избыточной' силы.

Преднамеренная стрельба по мирным жителям запрещена, как запрещено и нападение на военные объекты, если известно, что будет нанесен 'явно избыточный' урон в сравнении с ценностью данного военного объекта. Как и следовало ожидать, не существует никакого критерия, нет даже никакой теории, определяющей, когда применение силы несет в себе избыточный урон мирному населению, оказавшемуся рядом.

Специфическая проблема Ливана, особенно в отношении бомбардировок Израилем южного Бейрута, заключается в необходимости решать, являются ли цели безопасными гражданскими объектами или же частью инфраструктуры воинственной террористической организации. В последнем случае на них, естественно, может быть совершено законное нападение. У нас слишком мало сведений о многих из таких нападений, чтобы иметь представление о реальном положении дел. Это тема, в которой термины ясны, но факты остаются темными. Журналистам, работающим там, следовало бы интересоваться важными военными задачами, вместо того, чтобы выносить решения на основании числа убитых мирных жителей, что может иметь минимальное значение при правовом анализе.

Джордж П. ФЛЕТЧЕР - профессор юриспруденции Колумбийской школы права и автор книги 'Грамматика уголовного права: американского, сравнительного и международного'

N138, четвер, 17 серпня 2006

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.