Прошло уже 15 лет с тех пор как в августе 1991 года против Михаила Горбачева была предпринята неудачная попытка государственного переворота. В то время политика перестройки и гласности Горбачева рассматривалась советскими сторонниками 'жесткого курса' как политическое предательство коммунистической России перед капиталистическим Западом. Сегодня известно, что КГБ и вооруженные силы, инициировавшие попытку переворота, не защищали коммунистическую идею. Вместо этого они защищали идею имперской миссии России - понятие, давшее кремлевским комиссарам больший контроль над территорией Российской империи и соседних с ней государств, чем когда-либо имел любой из царей.

Реформы Горбачева не только освободили простой русский народ от смирительной рубашки марксизма-ленинизма, но и выпустили на волю национальные стремления людей, в течение многих столетий запертых в империи. Наблюдая за тем, как народы Центральной Европы освободились от советского господства всего пару лет тому назад, республики, входящие в состав СССР, начинали искать такую же свободу и для себя.

Балтийские республики - Эстония, Латвия и Литва - были первыми из тех, кто настоял на путешествии по своему собственному национальному пути. С этого времени они связали свою судьбу с Европой в качестве членов Европейского Союза и НАТО. Вскоре за ними последовали и другие народы. К декабрю 1991 года советская империя больше не существовала.

Но только балтийским странам удалось обеспечить себе ту независимость, о которой они мечтали в 1991 году. Грузия, являющаяся страной и европейской, и азиатской, колеблется на грани нестабильности. Традиционно азиатские Узбекистан и Туркмения возобновили племенную форму автократии, которую они практиковали на протяжении столетий. Азербайджан и Казахстан, по существу, оказались семейными феодальными владениями своих президентов.

Возможно, самым мучительным был разрыв отношений между Украиной и Россией как для Кремля с его ностальгией по имперскому контролю, так и для простых россиян, смотрящих на Украину, как на колыбель российской цивилизации. Оранжевая революция 2004 года, отменившая результаты сфальсифицированных президентских выборов, доказала, что Украина больше не является Малороссией (маленькой Россией) - младшим и зависимым славянским братом. Действительно, эта мирная революция, во главе с Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко, явилась напоминанием того, насколько просвещенной была Киевская Русь, прежде чем она была покорена деспотическими московскими принцами.

Спустя два года после 'оранжевого' восстания Ющенко (политик, похоже, потерявший почву под ногами) признал кремлевского ставленника Виктора Януковича - своего противника, которого он победил в 2004 году - в качестве нового премьер-министра. Тем не менее, 'оранжевое' движение, возглавляемое теперь прежним сторонником Ющенко и экс-премьер-министром Тимошенко, еще не полностью сбилось с пути и все еще стремится сохранить Украину в качестве действительно независимой и свободной страны. Для большинства украинцев Малороссия так и остается призраком прошлого.

Несмотря на все эти эпохальные изменения, русские не могут принять потерю своей имперской роли. Действительно, мечта об империи - это ГУЛАГ, в заключении которого находится российское мышление. Большая часть русского населения не расценивает подход Европы к границам своей страны как признак того, что они, в конце концов, полностью объединились с цивилизацией, частью которой они и являются, но являются частью, представляющей собой источник опасности.

Здесь существует нечто большее, чем простая ностальгия. В течение хаотичного периода президентства Бориса Ельцина, возможно, было понятно, что русские сожалеют о потере статуса великой державы. Необходимо было на что-то возложить вину за ужасающие экономические условия. Тем не менее, с быстро растущей экономикой при президенте Владимире Путине эти чувства укрепились, а не уменьшились.

Русские возвращаются к прошлому, к великому утверждению о том, что Россия - это огромная уникальная нация, предназначением которой является контроль над миром. Как перед появлением на политической сцене Горбачева (в действительности восстанавливая многовековую тенденцию), русские все снова и снова полагают, что люди должны желать расстаться со своей свободой ради величия государства, выигрывающего войны и запускающего спутники. Свобода слова, свободная пресса и свободные выборы представляют собой угрозу и могут ослабить грубую власть, необходимую России для самоутверждения.

Русские долго хвастались своими различными уникальными формами величия: сначала это была святая российская душа, стоявшая намного выше западной практичности. В XV столетии Москва была объявлена Третьим Римом и спасителем духовного христианства. XVII столетие объединило эту духовную миссию с имперским расширением, охватившее, в конечном счете, территорию в 11 временных зон. В начале ХХ столетия имперская и духовная миссия объединились, поскольку Россия стала оплотом мирового коммунизма.

Однако все эти формы величия требовали, чтобы обычные россияне смирились с унижением и порабощением. Развитие воспринимается не как средство улучшения жизни людей, а как помощь России доказать себе свое превосходство над всеми остальными. Так, в конечном счете, важные достижения развития российского государства всегда идут параллельно с жертвами. Индустриализация Иосифа Сталина убила миллионы и была заменена уже через 30 лет.

Россия Путина не прибегает к массовым убийствам, но все же она не потеряла комплекс 'превосходства'. Для российской элиты счет в ресторане не может быть слишком дорогим, и невозможно иметь слишком много телохранителей, ожидающих на улице. В более широком масштабе Россия Путина стала великой державой по производству энергии, но, похоже, это временное явление, поскольку на поддержание и улучшение нефтяных и газовых месторождений выделяются скудные средства. Более важным является продажа запасов и богатства сейчас, а не их поиск на будущее.

Таким образом, как и всегда, проблема России заключается в том, что государство развивается, а общество - нет. Благо народа идет на жертвы ради блага нации. Мечта о великой России остается ГУЛАГом российского мышления.

Нина ХРУЩЕВА - преподаватель международных отношений в Университете Нью Скул (The New School University)

N141, вiвторок, 22 серпня 2006

___________________________________________________________

Нина Хрущева: Почему Россия все еще любит Сталина ("The Washington Post", США)

Нина Хрущева: 'Реабилитация' Сталина ("World Policy Journal", США)

Нина Хрущева: 'Кто воскресил советскую империю?' ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.