По версии многих западных СМИ, 'Хезболла' добилась потрясающих успехов: одержала блестящую победу над Израилем и США, 'навела мосты' между суннитами и шиитами, подкрепила притязания иранского режима на лидерство в мусульманском мире. Портреты Хасана Насраллы - клерикала 'среднего звена', возглавляющего ливанский филиал этого паншиитского движения - украшают сегодня обложки западных изданий, внушая всем идею о том, что этот 'верный сын' хомейнистской революции стал новым кумиром мифической 'арабской улицы'.

'Духовный лидер' Ирана Али Хаменеи тоже уверился в 'победе, дарованной Аллахом' - надо думать, насмотрелся CNN. На прошлой неделе он попросил 205 депутатов меджлиса Исламской республики отправить г-ну Насралле поздравительное послание, воздав хвалу его 'мудрости и дальновидности в руководстве правоверными, что позволило одержать великую победу в Ливане'.

Благодаря контролю над информацией, поступавшей из Ливана в ходе конфликта, и помощи всех тех, кто по разным причинам не согласен с политикой США, 'Хезболле', пожалуй, действительно удалось выиграть информационную войну в западных странах. Однако в Ливане, на Ближнем Востоке и мусульманском мире в целом мы видим совсем иную картину.

* * *

Начнем с Ливана. . .

Сразу же после вступления в силу прекращения огня, предписанного резолюцией ООН, 'Хезболла' отпраздновала победу серией фейерверков, сопровождавшихся раздачей всем желающим фруктов и сладостей. Однако большинство ливанцев, считая это веселье неприличным, не приняло участия в торжествах. На главный 'марш победы', состоявшийся в оплоте 'Хезболлы' - южных районах Бейрута - собралось лишь несколько сотен человек.

Поначалу руководство 'Хезболлы' колебалось, следует ему провозгласить себя победителем, или объявить траур по погибшим 'мученикам'. Последний вариант больше соответствовал бы шиитским традициям, одну из основ которых составляет культ мученика имама Хусейна, погибшего в 680 г. Некоторые члены 'Хежзболлы' предпочли бы разыграть 'карту мученичества', что позволило бы им обвинить Израиль, а косвенно и США в военных преступлениях. Они понимали, что для шиитов, воспитанных в атмосфере жертвенности, естественнее скорбеть о несчастье, чем радоваться объявленной победе.

Однако политическая необходимость требовала от 'Хезболлы' победных лозунгов: ей надо было заставить людей поверить, что жертвы и разрушения, вызванные ее же действиями, были не напрасны. Притязания на победу стали для 'Хезболлы' щитом, прикрывающим от критики ее стратегию, которая вовлекла Ливан в войну без ведома его правительства и народа. На это намекает в своих телеобращениях и сам г-н Насралла, призывая к молчанию тех, кто утверждает, что именно он спровоцировал войну, поскольку ее результатом стала 'великая победа стратегического значения'.

В первые дни эта тактика срабатывала. Однако 'Хезболле' не удалось заставить скептиков замолчать - Напротив, в последнее время их голоса звучат все громче. Лидеры 'Движения 14 марта', чьи представители составляют большинство в парламенте и правительстве Ливана, требуют расследования обстоятельств, которые привели к войне - за этим 'эзоповым языком' скрывается обвинение 'Хезболлы' в том, что она спровоцировала трагедию. Премьер-министр Фуад ас-Синьора (Fouad Siniora) недвусмысленно заявил, что этой организации больше не будет позволено оставаться 'государством в государстве'. Даже Мишель Аун, радикальный лидер ливанских христиан, связанный с 'Хезболлой' тактическим альянсом, призвал ее распустить свои вооруженные формирования.

Свои притязания на победу в войне г-н Насралла подкрепил так называемым 'зеленым потоком'. Речь идет об огромных суммах американских долларов, которые 'Хезболла' распределяет среди шиитов в Бейруте и на юге страны. Доллары поступают из Ирана через Сирию, и раздаются местными органами движения. Каждый, кто может доказать, что его жилище пострадало в ходе военных действий, получает 12000 долларов - для разоренного войной Ливана это весьма солидная сумма.

* * *

'Зеленый поток' стал ответом на критику в адрес г-на Насраллы и его тегеранских хозяев. Однако заткнуть рот оппонентам не получается. 'Если 'Хезболла' и победила, то это пиррова победа, - отмечает Валид Аби-Мершед, один из наиболее влиятельных ливанских журналистов, - Она заставила Ливан заплатить слишком дорогую цену - и за это ее следует призвать к ответу'.

'Хезболлу' критикуют и представители ливанской шиитской общины, которая составляет около 40% населения страны. Саид Али аль-Амин, пользующийся огромным авторитетом у ливанских шиитов, прервав многолетнее молчание, выступил с критикой 'Хезболлы' за то, что она спровоцировала войну, и призвал ее разоружиться. В интервью бейрутской газете An-Nahar он отверг утверждения о том, что 'Хезболла' представляет всю шиитскую общину. 'Я не считаю, что 'Хезболла', начиная войну, поинтересовалась мнением шиитской общины, - отметил г-н аль-Амин. - Тот факт, что шииты массами покидали юг Ливана, свидетельствует, что они против войны. Шиитская община никогда не предоставляла никому права развязывать войну от ее имени'.

Звучат и более жесткие обвинения. На прошлой неделе в той же An-Nahar была опубликована статья Моны Файед (Mona Fayed), известного ученого из Бейрута, принадлежащей к шиитской общине. В ней она задает риторический вопрос: что означает сегодня быть шиитом в Ливане? И дает на него саркастический ответ: быть шиитом - значит подчиняться указаниям Тегерана, запугиванием принуждать единоверцев к молчанию и, ни с кем не советуясь, вести страну к катастрофе. Другой ученый, Зубайр Аббуд (Zubair Abboud), в популярной арабоязычной интернет-газете Elaph заявил, что возникновение 'Хезболлы' - 'одна из худших напастей, постигших арабов в современную эпоху'. Он обвинил г-на Насраллу в том, что тот рисковал самим существованием Ливана как суверенного государства ради иранских амбиций в регионе.

До того, как г-н Насралла спровоцировал войну, он подвергался все большей критике не только со стороны шиитской общины, но и со стороны коллег из 'Хезболлы'. Некоторые представители политического крыла организации выражали недовольство тем, что он слишком полагается на ее военные структуры и аппарат безопасности. В неофициальных беседах эти люди, прося не упоминать их имен, называли стиль руководства г-на Насраллы 'сталинистским' и указывали, что пленумы руководящего совета партии (шуры) не проводилось уже пять лет. Г-н Насралла принимал все важные решения после консультации со своими 'контактами' в Иране и Сирии, а в ходе официальных визитов в Тегеран принимал меры, чтобы никто кроме него не встречался с 'верховным лидером' Али Хаменеи.

Подобные действия г-н Насралла оправдывал тем, что допуск широкого круга людей к процессу принятия решений позволил бы 'сионистскому врагу', проникнув в ряды движения, добывать секретную информацию. Получив из Тегерана 'зеленый свет' на развязывание войны, г-н Насралла действовал единолично, ничего не сообщив даже двум министрам, представляющим 'Хезболлу' в кабинете ас-Синьоры и 12 депутатам, избранным от этой организации в ливанский парламент.

Критиковали г-на Насраллу и за то, что он признает Али Хаменеи 'марджаи таклидом' (образцом для подражания) - самым авторитетным богословом среди шиитов. В ходи каждой встречи с ним г-н Насралла в знак своей преданности целует аятолле руку. У многих ливанских шиитов это вызывает недовольство, поскольку г-н Хаменеи - искусный политик, но ничем особенным себя не проявил в вопросах богословия, и даже в самом Иране не считается 'марджаи таклидом'. Подавляющее большинство ливанских шиитов считает 'образцом для подражания' либо иракца - Великого аятоллу Али Систани, либо соотечественника - аятоллу Мухаммеда-Хусейна Фадхаллу (Muhammad-Hussein Fadhlallah) из Бейрута.

Кроме того, некоторые ливанские шииты не согласны с тем, что г-н Насралла выступает против 'мирного проекта' премьера ас-Синьоры, продвигая вместо него поддерживаемый Тегераном 'проект сопротивления'. Коалиция, возглавляемая г-ном ас-Синьорой, стремится превратить Ливан в оазис мира посреди неспокойного региона. Критики плана отвергают его, называя попыткой сделать из страны 'второе Монако, только побольше'. Что же касается 'проекта сопротивления' г-на Насраллы, то его цель - превращение Ливана в 'первую линию обороны' Ирана в 'конфликте цивилизаций': исламского мира (во главе с Тегераном) с 'неверными' под руководством Америки. 'Нам предлагают выбирать между пляжем и блиндажом', - замечает в этой связи ливанский ученый Надим Шехадех (Nadim Shehadeh). Есть основания считать, что 'пляж' представляется большинству ливанских шиитов более привлекательным вариантом.

* * *

Было время, когда шиитская община в Ливане представляла низшие классы общества - нищих крестьян на юге страны и люмпенов в Бейруте. Однако за последние 30 лет картина изменилась. Деньги, которые присылали на родину шииты, эмигрировавшие в Западную Африку (там они контролируют торговлю алмазами) и США (особенно много выходцев из Ливана обосновалось в штате Мичиган) способствовали появлению в составе шиитской общины процветающего среднего класса, который благополучная жизнь привлекает больше, чем мученическая кончина по образцу имама Хусейна. Эта новая шиитская буржуазия мечтает занять свое место в мейнстримовской политической элите Ливана, а затем, пользуясь многочисленностью общины, которую они представляют, возможно, и возглавить страну. Что же касается 'Хезболлы', то, пока она остается орудием иранской политики, эта цель для нее недостижима.

Список тех, кто никогда не поддерживал 'Хезболлу' или порвал с организацией после того, как ее контакты с Тегераном стали очевидны всем, напоминает справочник 'Кто есть кто в ливанской шиитской общине'. Помимо семьи аль-Аминов, он включает такие влиятельные кланы как аль-Саад (al-As'ad), Осейран (Osseiran), аль-Халил (al-Khalil), Хамада (Hamadah), Муртадха (Murtadha), Шарафэддин (Sharafeddin), Фадхалла (Fadhlallah), Муссави (Mussawi), Хусейни (Hussaini), Шамсуддин (Shamsuddin) и Аталла (Ata'allah).

'Хезболла' отнюдь не представляет интересы всех ливанцев - это попросту сектантская группировка, поддерживаемая вооруженными формированиями, которую обучает, вооружает и контролирует Иран. Как выразился Хоссейн Шариатмадари (Hossein Shariatmadari), редактор иранской газеты Kayhan, ''Хезболла' - это 'Иран в Ливане''. На муниципальных выборах 2004 г. 'Хезболла' получила в населенных шиитами районах около 40% голосов: остальные поддержали ее соперника - движение 'Амаль' ('Надежда') - или независимых кандидатов. На прошлогодних всеобщих выборах 'Хезболла' завоевала лишь 12 из 27 мандатов, выделенных шиитам в Национальном собрании (всего в него входят 128 депутатов) - и это несмотря на альянсы с партиями христиан и друзов, а также огромные средства, полученные от Ирана на подкуп избирателей.

Столь же неоднозначна и репутация 'Хезболлы' во всем арабском мире: вопреки утверждениям западных СМИ, ее рассматривают не как авангард 'национального пробуждения', а как иранскую марионетку. Конечно, эта организация по-прежнему обладает немалым могуществом, поскольку у нее есть оружие, деньги и поддержка Ирана, Сирии, а также мирового 'антиамериканского интернационала'. Однако список видных арабских публицистов, как шиитов, так и суннитов, разоблачающих истинную сущность 'Хезболлы' - этого 'троянского коня' иранских хомейнистов - не уместился бы в рамках одной статьи. Благодаря их усилиям дымовая завеса, скрывающая подлинный характер событий в Ливане, постепенно рассеивается.

'Хезболле', потерявшей более 500 боевиков и почти все ракеты средней дальности, будет нелегко поддерживать миф о своей 'победе'. ''Хезболла' выиграла пропагандистскую войну, потому что Запад хотел ее победы: она стала бы для него аргументом в споре с Соединенными Штатами, - отмечает египетский журналист Али аль-Ибрагим (Ali al-Ibrahim). - Но арабы достаточно поумнели, чтобы отличить победу на телеэкране от победы подлинной'.

Г-н Тахери - автор книги 'Ирак: Раскрываем карты' ("L'Irak: Le Dessous Des Cartes"), опубликованной в 2002 г.

____________________________________________________________

Отношение к Израилю - смесь неприязни и чувства вины ("The Economist", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.