Практически всеобщий успех центральных банков в снижении инфляции за последние два десятилетия навел многих политиков на мысль, что проблема высокой инфляции решена раз и навсегда. Поверили в это и участники рынка, о чем свидетельствуют многочисленные исследования и опросы. Кроме нескольких развивающихся стран, никто, похоже, не волнуется о том, что инфляция может надолго подняться до 5-6%, не говоря уже о двузначных показателях 1970-х годов. Но действительно ли центробанки победили эту гидру?

Наступление эпохи современных независимых, настроенных на борьбу с инфляцией центробанков - одно из величайших достижений современной экономической науки. Но это достижение несколько преувеличивают. Необходимо учесть, что беспрецедентные темпы глобализации, на которые недавно указал председатель Федеральной резервной системы Бен Бернанке (Ben Bernanke), тоже могли сыграть определенную роль. Если так, то что произойдет, вздумай ветра глобализации подуть вспять?

Почему глобализация может иметь влияние на инфляцию? Существует весьма популярное, но неверное мнение о том, что "Китай экспортирует дефляцию", т.е., что более быстрый рост китайской экономики автоматически приводит к снижению инфляции во всем мире. Это чушь. Пока центральный банк сохраняет монопольный контроль за валютой страны (а в большинстве стран дело обстоит именно так), он может задавать средне- и долгосрочные тенденции инфляции, как ему вздумается. Если центробанк действительно хочет стабилизировать уровень инфляции в стране, он добьется снижения цен на импорт, разрешив соответствующий рост цен на отечественные товары. В этом смысле более точным будет сказать, что Китай экспортирует не дефляцию, а инфляцию.

Современную эру быстрого роста торговли и технического прогресса следует рассматривать как создающую чрезвычайно благоприятную среду для денежной политики. При очень позитивных фундаментальных тенденциях центробанки смогли снизить инфляцию и удерживать ее на этом уровне, одновременно добиваясь роста, который зачастую превосходит ожидания. Вместо того, чтобы признать необходимость исторического выбора, центробанки позволили своим гражданам попытаться совместить несовместимое. Неудивительно, что они завоевали столько симпатий.

Но именно потому, что глобализация породила этот постоянный поток приятных сюрпризов, в успехах центробанков возник элемент иллюзорности, ведь многие люди лишь слегка адаптировали свои ожидания к более динамичным тенденциям роста. Вспомните заслуги Алана Гринспена (Alan Greenspan), недавно ушедшего в отставку председателя ФРС. Как известно, он неплохо справился с несколькими сложными ситуациями, включая раннее распознание бума производительности в 1990-х г.г., а также агрессивный и активный ответ на трагедию 11 сентября 2001 г., российский дефолт 1998 г. и падение фондового рынка в 1987 г. Во всех этих случаях Гринспен резко сокращал процентные ставки и вбрасывал в систему ликвидность, заставляя рынки увериться в том, что ФРС всегда подстрахует от спада в экономике, при этом не скрадывая подъем.

Но дела у центробанка не могут всегда идти радужно. Если сокращение процентных ставок - это единственные и неизменные сюрпризы, на которые способна ФРС, рынки в конце концов это осознают, тем самым усиливая инфляционные ожидания. Экономисты Милтон Фридман (Milton Friedman) и Нед Фелпс (Ned Phelps) элегантно проиллюстрировали это еще в 1960-х г.г. Так почему Гринспену удалось организовать эту длинную цепочку одинаковых сюрпризов? Потому что делал он это в эпоху, когда постоянные повышательные сюрпризы на фоне фундаментального роста способствовали поглощению ликвидности.

Хотя не все страны выиграли от глобализации так, как США, динамика везде в основном одна и та же. Так, большинство богатых стран добились значительной выгоды во внешней торговле, а именно падения цены импорта относительно экспорта. (Вероятными исключениями являются Италия и Япония, поскольку их экспортные ниши оказались особенно уязвимыми в результате подъема Китая и остальной Азии.) Даже в развивающемся мире, который необязательно получил те же внешнеторговые выгоды, переход на более рыночную экономику принес такие плюсы, что в этих странах до сих пор наблюдается тенденция к резкому росту. Неудивительно, что центробанки, которым нередко ставят в заслугу или в вину долгосрочные тенденции развития, на которые они не имеют особого влияния, стали настоящими звездами. Чего еще можно желать, как не низкой инфляции и динамичного роста?

Существуют и менее заметные, но долгосрочные эффекты, которые глобализация оказывает на инфляцию*. Это, в том числе, усиление конкуренции, а также большая гибкость зарплат и цен. Все это помогает показать приверженность центробанков к снижению инфляции. Но подлинная ситуация со стабильно высоким фундаментальным ростом лучше, чем что-либо еще объясняет, почему глобализация так помогла центробанкам. Они заслуживают похвалы за то, что воспользовались благоприятным периодом для демонстрации и усиления доверия к себе. Я также признаю, что не полностью осветил роль правильной политики центробанка в достижении большей макроэкономической определенности, что напрямую влияет на рост. Но все-таки не центробанки изобрели компьютерный чип. И не они начали либерализацию в Китае.

Вопрос таков: что произойдет, если глобализация повернет вспять? Что, если сочетание экономических и политических проблем приведет к резкому замедлению роста в Китае? Что, если вызванные терактами проверки спецслужб вызовут продолжительную паузу в росте мировой торговли? Что, если замедление тенденций роста усугубит фискальные проблемы, с которыми и так придется столкнуться большинству стран по мере старения их населения? Или, в более близкой перспективе, что, если огромный нынешний дефицит США выйдет из-под контроля? Центробанкам, убедившим общество в своей способности обеспечить высокие темпы роста и низкий уровень инфляции, придется туго, когда потребуется объяснить, что пошло не так.

Возможно, им повезет, и с серьезными проблемами они не столкнутся еще лет двадцать, но, к сожалению, это маловероятно. А потому центробанкам стоит приложить определенные усилия и не принимать слишком много похвал за экономический подъем.

Уже сегодня центробанки столкнулись со значительным ростом цен на нефть в сочетании с временным прекращением падения цен на импорт из развивающихся азиатских стран. Но эта ситуация - лишь небольшая проверка по сравнению с тем, что может произойти, если на пути глобализации окажется действительно серьезное препятствие. Тогда, по крайней мере в крупных странах, инфляция поднимется гораздо выше, чем политики и участники рынка считают возможным. Убеждения рынка, что инфляция ушла навсегда, будут развеяны.

* "Влияние глобализации на денежную политику" (Impact of Globalization on Monetary Policy), Кеннет Рогофф, август 2006 г., симпозиум в Джексон-Хоул, www.kc.frb.org

Автор статьи - профессор экономики Гарвардского университета и бывший главный экономист Международного валютного фонда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.