Friday, September 1, 2006; A21

"Мы даже на 1% не предполагали, что похищение в этот раз приведет к войне, да еще такого масштаба. Спросите меня, сделал бы я это, если бы 11 июля знал. . . что операция приведет к такой войне? И я отвечу: "нет, разумеется, нет"", - Хасан Насралла (Hasan Nasrallah), лидер "Хезболлы", 27 августа.

Вот вам и "стратегическая и историческая победа", о которой он же заявил меньше двух недель назад. Какой же подлинный победитель скажет, что если бы он знал, то не начал бы войну, которая завершилась триумфом?

Признание Насраллы, прошедшее практически незамеченным на Западе, разъясняет то, что ливанцы знают и так. Возможно, "Хезболла" выиграла пропагандистскую войну, но наземную проиграла. По-крупному.

Конечно, при некомпетентном и нерешительном руководстве Эхуда Ольмерта (Ehud Olmert) Израиль действительно упустил возможность уничтожить "Хезболлу" и навсегда удалить ее из числа факторов, влияющих на безопасность Израиля, политическую жизнь Ливана и внешнюю политику Ирана. Тем не менее, движение серьезно пострадало. Оно потеряло сотни своих лучших бойцов. Его хорошо укрепленная инфраструктура на границе с Израилем лежит в руинах. А великий герой Насралла был вынужден прятаться так тщательно, что его прозвали "подпольным муллой".

Но важнее всего то, что политическая выгода, извлеченная "Хезболлой" от войны, оказалась иллюзорной. По мере того как оседает пыль, ливанцы все больше злятся на движение, не принесшее им ничего, кроме разрухи. . . и при этом радостно рассуждающее о победе среди руин.

Западные СМИ вновь оказались обмануты загадкой "арабской улицы". Толпа приветствовала "Хезболлу" после обстрела Израиля ракетами - как удивительно! - а арабские правительства, изначально критиковавшие движение, удачно замолчали. Теперь же, когда толпа разошлась по домам, "Хезболла" подвергается новым нападкам - в газетах Саудовской Аравии, Кувейта и Египта, а также со стороны многих ливанцев, включая влиятельных шиитских ученых и лидеров кланов. Арабы знают, где их интерес. Не там, где повстанцы-шииты воюют за Иран.

"Хезболла" получила всего 20% голосов на прошлых выборах, еще до войны, что вряд ли можно назвать впечатляющим результатом. Но у "Хезболлы" есть оружие, и именно оно источник ее власти. Но теперь даже это оказалось под угрозой. Отсюда и признание Насраллы. Он знает, что Ливан, какой бы слабой ни была армия страны, хочет разоружить его и что приход европейских сил, каким бы слабым ни был их мандат, сделает невозможным восстановление "линии Мажино", на строительство которой ушло шесть лет.

Именно поэтому ожидаемого второго раунда не будет. "Хезболла" не осилит его ни в политическом, ни в военном плане. Признание Насраллы в том, что война была ошибкой, - это скрытое обещание не повторять ее, ведь иначе он перестанет быть политической фигурой на ливанской арене.

Ливанцы знают, что Израиль бомбил взлетные полосы, которые несложно починить, хотя мог бы разрушить новый терминал аэропорта, отбросив страну лет на десять назад. Ливанцы знают, что Израиль атаковал телевышки "Хезболлы", хотя мог бы уничтожить систему энергоснабжения Бейрута, на восстановление которой понадобились бы миллиарды долларов. Ливанцы знают, что в следующий раз израильское руководство не будет так колебаться и сдерживаться. "Хезболла" не осмелится довести дело до следующего раза.

Еще более важным является очередной сдвиг в соотношении сил внутри Ливана. После ослабления Насраллы, на него стали надвигаться другие крупные фракции. Даже его главный союзник среди христиан, Мишель Аун (Michel Aoun), призвал к разоружению организации. Возникшее 14 марта демократическое движение вновь одерживает верх и при помощи извне сможет вытолкнуть "Хезболлу" на обочину политической жизни.

Когда страна так слаба, внешние силы могут сыграть решающую роль. Сильное европейское присутствие на юге, серьезная американская подготовка и техника для ливанской армии и неустанное давление со стороны ООН могут изменить соотношение сил. Мы должны быть особенно активны в ООН, добиваясь расследования причастности Сирии к убийству Рафика Харири (Rafiq Hariri) и выполнения резолюций, предусматривающих разоружение "Хезболлы".

Прошло всего полтора года с того дня, 14 марта, когда демократы изгнали Сирию из Ливана и пришли к власти, став апогеем американского проекта по демократизации региона. Временный подъем Насраллы в период только что окончившейся войны стал для этого проекта надиром. Победные заявления Насраллы еще больше усилили в Вашингтоне отчаяние, вызванное распространением "шиитского полумесяца" от Тегерана до Бейрута.

На самом деле, "Хезболла" была отброшена далеко назад. Иран тоже. Однако многообещающие моменты на Ближнем Востоке заканчиваются быстро. Этот упустить нельзя. Мы должны сделать вид, что Резолюция 1701 Совета Безопасности ООН принималась для проведения в жизнь и оказать мощное давление от имени тех ливанцев - а их большинство, - которые хотят ее выполнения.

____________________________________________________________

'Хезболла' не выиграла войну ("The Wall Street Journal", США)

Рука Москвы ("National Review", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.