Вскоре после победы ХАМАС на палестинских парламентских выборах в январе 2006 года, президент России Владимир Путин чрезвычайно удивил мировое сообщество тем, что пригласил руководство этого движения приехать в Москву. Самым поразительным в этом шаге было то, что ХАМАС не согласился признать Израиль, отказаться от насильственных действий и поддержать соглашения, заключенные ранее между Палестиной и Израилем - то есть проигнорировал выдвинутые 'ближневосточной четверкой' (США, ЕС, ООН и сама Россия) условия, необходимые для признания ХАМАС законным партнером в процессе урегулирования палестино-израильского конфликта.

Судя по всему, Москва решила, что если она проявит открытость к диалогу с ХАМАС, то тот, в результате, примет условия 'четверки'. Делегация ХАМАС действительно посетила Москву в марте 2006 года. Тем не менее, надежды путинской администрации не сбылись. ХАМАС тогда не принял условия 'четверки'. Впрочем, с тех пор ситуация не изменилась. Несмотря на то, что до сих пор усилия Путина не увенчались успехом, он продолжает надеться, что Москва сможет уговорить ХАМАС принять условия 'четверки'. Путин считает, что, если Москва убедит ХАМАС пойти на уступки, это сильно поднимет престиж российской дипломатии, а если ничего не получится, убыток будет невелик.

Политика, которую Путин проводит в отношении ХАМАС, позволяет предположить, что он рассчитывает на то, что в настоящий момент Россия достигла того превосходства над США в вопросе урегулирования арабо-израильского конфликта, какое недавно было у США над Россией. Во время войны 1967-го года Москва разорвала дипломатические отношения с Израилем в знак солидарности с арабскими государствами. Из-за этого шага Москва стала играть незначительную роль в процессе мирного урегулировании на Ближнем Востоке, поскольку Вашингтон, в отличие от Москвы, мог вести переговоры с обеими сторонами. Эта ситуация продолжалась до тех пор, пока в конце горбачевской эпохи Россия заново не установила дипломатические отношения с Израилем.

Скорее всего, Путин надеется на то, что готовность России вести переговоры с ХАМАС после его победы на выборах в январе 2006 года, в то время, когда ни США, ни ЕС делать этого не собираются, позволит Москве начать играть более значительную роль - а, может, и вовсе занять место США - в арабо-израильском переговорном процессе. Так как если Путин 'уломает' ХАМАС, он может рассчитывать на то, что значимость России для Израиля, США и других вовлеченных в процесс мирного урегулирования стран существенно возрастет. И как бы ни раздражали Израиль переговоры России с ХАМАС, он вряд ли положит конец обширному сотрудничеству с Москвой в торговой и оборонной сферах, пока Москва не перестанет призывать ХАМАС принять три условия, выдвинутые 'четверкой'.

Итак, Москва надеется усилить свое влияние на Ближнем Востоке, если ее уговоры ХАМАС принять условия 'четверки' увенчаются успехом, но не хочет платить дорогую цену (особенно в области отношений с США и Израилем) за провал своей политики. Если стратегия Путина действительно такова, он, пожалуй, прав в том, что попытка - не пытка, и неудача не будет иметь для Москвы серьезных последствий. Но до тех пор, пока ХАМАС отвергает условия 'ближневосточной четверки', Москве не стоит рассчитывать на 'награду', которую она надеется получить за свои усилия. К тому же Москва не обладает рычагами, необходимыми для того, чтобы ХАМАС пересмотрел свою позицию. Действительно, не ясно, что может Путин предложить ХАМАС, чтобы побудить его принять условия 'четверки'.

И даже если ХАМАС примет эти условия, не очевидно, что Москве это сильно поможет. Поскольку, если ХАМАС сделает это, США, ЕС и даже, возможно, Израиль сами начнут вести с ним переговоры, и вряд ли им для этого понадобится Россия.

Марк Кац - преподаватель государственного управления и политологии в Университете им. Джорджа Мейсона (George Mason University)

____________________________________________________________

Рука Москвы ("National Review", США)

Наверно, мир сошел с ума? ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.