Вряд ли кого сильно удивило признание Джорджа Буша, что разбросанные по всему миру секретные 'заведения' ЦРУ действительно существовали, и что в них содержались подозреваемые в терроризме. Вряд ли кто после этого решил, что это признание свидетельствует о том, что нравственные, юридические или политические аспекты войны с терроризмом, которую ведут США, претерпели коренные изменения. В этих тюрьмах с заключенными обращались 'жестко, но в рамках закона', заверил нас президент, хотя Пентагон недавно заявил, что применение на допросах капюшонов, электрошоков, 'водных процедур' - что, как ни крути, иначе как пытками не назовешь - в скором времени будет запрещено. Эти тюрьмы, расположенные в Румынии, Польше, а также на территории арабских стран-союзников, таких как Марокко и Египет, так и не были закрыты. Хотелось бы узнать, заявил вчера член Европарламента, кто же именно распространял ложную информацию по данному вопросу и по связанной с ним особой процедуре передачи подозреваемых иностранным государствам.

Внезапный, хотя и неполный, приступ откровенности со стороны Буша объясняется необходимостью за несколько оставшихся до ноябрьских выборов недель убедить Конгресс поддержать его законопроект о 'военных комиссиях', которые должны вершить суд над узниками Гуантанамо, несмотря на то, что некоторые положения этого проекта Верховный Суд США признал в июне незаконными. Безусловно, Буш наберет очки, если накануне пятой годовщины терактов 11 сентября объявит на всю страну, что 14 'крайне опасных' подозреваемых в терроризме, скорее всего, предстанут перед судом в находящейся под юрисдикцией США военной тюрьме Гуантанамо. Среди них - подозреваемый в организации теракта 11 сентября Халид Шейх Мохаммед (Khalid Sheikh Mohammed), а также индонезиец Хамбали (Hambali), бывший лидер группировки 'Джемаа Исламийя' (Jemaah Islamiyah), причастной к серии взрывов на Бали. Но сенаторы от демократической партии и даже некоторые республиканцы, в том числе Джон Маккейн, недвусмысленно дали понять, что они выступят против системы 'военных комиссий', которая позволит выносить приговор на основании секретных данных - условие, необходимое для сохранения в тайне источников информации - или на основании признаний, полученных благодаря жестокому обращению с заключенными. Так же острые дискуссии может вызвать просьба разрешать в отдельных случаях смертный приговор.

Тем не менее, это - благоприятная перемена. Поскольку узники Гуантанамо считаются скорее вражескими боевиками, чем военнопленными, теперь они попадут под защиту Женевской Конвенции, и к ним допустят представителей Международного Красного Креста - что добавит происходящему некоторую степень законности, чего так не хватало в течение последних пяти лет.

Честь и хвала тем, кто в течение долгого времени боролся за это: правозащитникам, юристам и журналистам, чья настойчивость не дала этой неприглядной, важной и еще не оконченной истории кануть в Лету.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.