Понимание пришло к нам не сразу. Но сегодня, через пять лет после атаки на нью-йоркские 'башни-близнецы', большинству людей, наконец, стало очевидно, что одна из концепций ответных действий, разработанная Джорджем Бушем и его энтузиастом-союзником Тони Блэром, полностью неверна, неэффективна и контрпродуктивна. Никогда раньше мы не видели такого несовпадения между броским политиканским лозунгом и реальностью, как в случае с 'войной против террора'. Чего мы добились, осыпая бомбами и ракетами мирных жителей нескольких стран, бросая за решетку и подвергая издевательствам тысячи и тысячи ни в чем не повинных людей, случайно под руку? Война против террора превратилась в войну именем террора. Разве не об этом заявлял Израиль во время ливанского конфликта этим летом? Один из его лидеров похвалялся: мы разрушим ливанскую инфраструктуру настолько, что страна будет отброшена на 20 лет назад. Что же: воюем с террором методами террора? Спасибо, это не для нас!

Сегодня мы все понимаем: эта задача куда успешнее решается усилиями разведслужб, специально подготовленных полицейских подразделений, за счет сотрудничества между правоохранительными органами разных стран, действий судов и бдительности граждан. Все эти структуры сегодня работают эффективнее, чем пять лет назад. Ну, относительно эффективнее, по крайней мере. Можно без нужды ограничить гражданские свободы, но террористам время от времени все же удастся наносить удары, как это произошло в Лондоне чуть больше года назад. Однако я, например, живу и работаю в центре Лондона, каждый день пользуюсь общественным транспортом, но особого чувства незащищенности у меня не возникает.

Талибы в Афганистане не только не разгромлены - напротив, от их рук все чаще гибнут британские солдаты. Чего бы ни хотели добиться в этой стране, налицо все признаки, что победного конца у афганской войны не будет. В Ираке союзные войска заперты в укрепленных лагерях, а за их пределами бушует гражданская война. Этим летом в Ливане израильтяне, подстрекаемые Америкой и Британией, убили 932 граждан этой страны, искалечили еще 3000 и вынудили чуть ли не миллион человек бежать из родных мест, но победить 'Хезболлу' так и не смогли.

Что ж, г-н Буш, по крайней мере, может утверждать, что саму Америку он сумел защитить. Выступая на прошлой неделе, он заявил: 'За прошедшие пять лет мы развернули беспрецедентную кампанию против террора в нашей стране и за рубежом. И за счет этого нам удалось защитить нашу Родину. В то же время мы видели, как наши враги наносят удары в Британии, Испании, Индии, Турции, России, Индонезии, Иордании, Израиле, Афганистане, Ираке и других странах'. Другими словами, мы все расплачиваемся за безопасность Америки. Факт действительно примечательный: после 11 сентября в США не только не произошло, но и не готовилось ни одного теракта, тогда как Британия явно оказалась на 'линии огня'. В чем причина этого различия? Возможно, дело в банальном расстоянии. А может быть мусульманская община в США сильнее интегрирована в американское общество, чем наши мусульмане - в британское.

Не подумайте, что, осуждая войну с террором через пять лет после ее начала, я действую по принципу 'задним умом мы все крепки'. Очень многие сразу поняли: неправильная формулировка президента Буша - явный признак лежащей в ее основе концептуальной путаницы. Существует много определений понятия 'война'. Вот одно из них: 'Война происходит только между политическими сообществами, т.е. субъектами, которые либо представляют собой государства, либо (в случае с гражданской войной) намереваются стать государствами'. 'Аль-Каида' - не государство. И каких либо практических намерений стать государством у нее нет.

Парадоксальным образом так называемая война с террором нанесла больше морального ущерба Соединенным Штатам, Британии - а теперь, после Ливана, и Израилю - чем материального ущерба тем самым террористическим группировкам, против которых она ведется. В ходе любых военных действий страдает мирное население. Это неизбежно. Но никогда еще этого не происходило в таких масштабах, как в Ираке и Ливане. Каков статистический результат ливанской войны - 1000 беженцев на одного убитого боевика 'Хезболлы'?

Кроме того, в ходе войны с террором мы обесчестили себя, вернувшись к применению пыток. Есть случаи, когда задержанные американцами подозреваемые в причастности к террору погибали под пытками. Методы допросов, применяемые в изоляторе Гуантанамо-Бэй, по выражению главного юрисконсульта ВМС США, достигли 'уровня пыток'.

Что же касается нашей страны, то и мы поощряем пытки: известно, что британские чиновники принимали участие, присутствовали или попустительствовали 'допросам с пристрастием' подозреваемых, в том числе граждан Великобритании, удерживаемых американцами и властями других государств. Президент Буш только что подтвердил, что подозреваемых в причастности к террору действительно содержат в тюрьмах за пределами США. Эта 'особая процедура передачи', как ее называют американские разведслужбы, на которую британское правительство закрывает глаза, как правило сопровождается многочисленными нарушениями прав человека, в том числе похищениями, арестами, пытками, содержанием в тюрьме и перемещением заключенных без соответствующей санкции закона.

Сравните это с тем, как испанские власти отреагировали на теракты в Мадриде в 2004 г. Новое правительство тут же вывело 1300 испанских солдат из Ирака. Оно восприняло случившееся как тягчайшее уголовное преступление, а не действия воюющей стороны. Через два года пятеро марокканских граждан - исполнителей теракта - предстали перед судом. Их обвиняют в убийстве 191 человека и покушении на убийство 1755 человек. Еще 23 обвиняемых оказались на скамье подсудимых за соучастие в подготовке терактов. А теперь то же самое испанское правительство согласилось выделить 1100 солдат в состав миротворческих сил ООН в Ливане. По-моему, это образец разумных действий правительства западной страны.

Только после политического поражения господ Буша и Блэра бессмысленность их 'войны с террором' станет общепринятой аксиомой. Американский президент, скорее всего, 'заплатит по счетам' во время ноябрьских выборов в Конгресс. Для бедняги Тони Блэра час расплаты уже наступил. Премьер министр надеялся, что Ирак станет лишь эпизодом, после которого он сможет двигаться дальше, но этого у него не получилось. И уже недалек тот день, когда ему придется 'двигаться' на выход.

Преемники Буша и Блэра уже не смогут проводить прежнюю политику. Новые лидеры несомненно поймут, что им надо будет отказаться от провального курса, как только позволят приличия. Историки скажут вам: такое бывало уже не раз. Многие страны пытались решать новые проблемы старыми проверенными методами, приводившими к успеху в прошлом - в данном случае речь идет о военной мощи США. Однако зачастую эти методы в новых условиях оказывались неэффективными, и тогда начинался долгий и болезненный процесс разработки новых решений. Именно в такой ситуации мы оказались сейчас, через пять лет после 11 сентября.

Это, в свою очередь, означает, что Европа начинает играть более важную роль в борьбе с терроризмом. Сегодня, когда американский меч явно затупился, европейский путь "мягкого влияния" представляется более эффективным. Первые признаки этого мы уже наблюдали в ходе ливанского кризиса.

Британская общественность готова к смене акцентов. Она стоически переносит растущие потери британской армии в Афганистане и Ираке, но не понимает, ради чего приносятся эти жертвы. Она осознала унизительный факт - г-н Блэр превратился в 'пуделя' г-на Буша. В результате любому преемнику нынешнего премьера придется демонстрировать независимость от Белого дома. Именно Европа, и больше никто, способна найти нужный ответ на террористическую угрозу. И когда понимание этого факта укоренится, мы, наконец, сможем двигаться вперед.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.