Жюльен Веркейль (Julien Vercueil), научный сотрудник Высшей школы социальных наук, считает, что, пытаясь приобрести акции EADS, Москва ищет международного признания

Для человека, плохо знакомого с ее действительностью, Россия кажется далеким и неведомым краем, она даже немного пугает своей непредсказуемостью в принятии как экономических, так и политических решений. Пытаясь понять российскую логику, газета 'Либерасьон' попросила Жюльена Веркейля, научного сотрудника Центра изучения способов индустриализации Высшей школы социальных наук и специалиста по переходному периоду в России рассказать о последних тенденциях в российской экономической политике.

Сейчас Россия пытается приобрести акции европейской корпорации EADS, и в то же время не пускает на свою территорию крупные нефтяные европейские компании. Что бы это значило?

Россия разрабатывает стратегию постоянно растущей экономики, основанную на конкурентных преимуществах. Сейчас для нее это энергоресурсы. Она пытается показать, что с ней нужно считаться. Если у европейских стран возникают опасения, что российские интересы пересекутся с их собственными, вполне логично, что у России тоже появляются подобные опасения.

Не пытается ли Россия экономическим путем вернуть себе статус великой державы?

С энергетической точки зрения Россия - гигант. На этот сектор приходится 25% российского ВВП, а занято в нем всего лишь 18% активного населения. В краткосрочном периоде это настоящее оружие, но в долгосрочном этот сектор может затормозить экономическое развитие России. Чем больше ресурсов концентрируется в сырьевой сфере, тем меньше возможностей для развития у других перспективных секторов, таких, как сфера услуг и высокие технологии.

Не означает ли стремление приобрести акции EADS, что Россия собирается активно развивать свою промышленность?

У России есть свои преимущества в аэрокосмической сфере. Однако промышленную политику в целом не выстроишь на покупке акций какой-либо европейской компании. Может быть, интерес России к EADS объясняется еще и тем, что она хочет заработать себе лишние очки в глазах Европейского Союза.

Сейчас в России наблюдается возвращение к государственному контролю над энергетическим сектором. К чему это может привести?

Сегодняшняя власть в России хочет установить контроль над всем энергетическим сектором. Яркие тому примеры - дело ЮКОСа и реструктуризация 'Газпрома'. Однако нефтяному и энергетическому сектору не хватает решимости руководства - будь оно частное или государственное - вкладывать деньги в устойчивое развитие производственных мощностей, экспорта и т.п. Пока эти компании живут на экспортную ренту.

Но почему Россия не допускает на свой рынок крупные европейские компании, ведь ей так нужны инвестиции?

Иностранный капитал необходим для разработки месторождений и их современного технического оснащения. Однако проблемы, которые существовали в этом секторе в 1992 г., до сих пор не решены. Нет стабильных правил игры, нет гарантии того, что основные участники этого бизнеса, в том числе и политики, будут выполнять свои обещания. Решение по той или иной компании может быть пересмотрено. Компания Shell, к примеру, пытаясь избежать отзыва лицензии, ввела в состав акционеров нового партнера, т.е. 'Газпром'. Однако, действуя такими методами, Россия не сможет рассчитывать на постоянный интерес к своим проектам со стороны столь необходимых ей крупных инвесторов.

__________________________________________________________

'Газпром" пожинает лавры своей дружбы с Кремлем("The New York Times", США)

Россия: руки загребущие ("Newsweek", США)

Политические заморозки на Сахалине ("Time Asia", Гонконг)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.