Ненависть к евреям на расовой и религиозной почве так же стара, как и история разрушения римлянами Второго Храма в Иерусалиме. Позднее погромы и Холокост стали естественным перерожденным проявлением этой изначальной ненависти и злобы в Европе.

Антисемитизм после окончания второй мировой войны стал все чаще избегать горящих крестов и демагогии в нацистском духе. Но в нем все активнее стала проявлять себя враждебность более утонченного свойства, которая подпитывалась завистью к успехам евреев на Западе. Как говорит один из героев фильма 1947 года "Джентльменское соглашение" (Gentleman's Agreement), посвященного антисемитизму американского аристократического общества, "эти хорошие и милые люди" зачастую были преступниками.

Нынешняя третья волна ненависти к евреям является чем-то иным. Это странное сочетание жестокой злобы радикальных исламистов и более или менее безразличного отношения к таким проявлениям со стороны Запада.

Те, кто наобум стреляет по евреям лишь за то, что они евреи - будь то еврейский центр в Сиэтле или синагога в Стамбуле - в большинстве своем принадлежат к категории мусульманских фанатиков. Но значительная часть людей на Западе находит объяснение насилию. Они приписывают его ненависти, возникающей из-за бесконечной борьбы на Ближнем Востоке по принципу "око за око, зуб за зуб". Однако в частном порядке они признают, что никогда не видели, чтобы злобные евреи расстреливали мусульман в Соединенных Штатах или Европе.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад (Mahmoud Ahmadinejad) обещает стереть Израиль "с лица политической карты мира". Видимо, он жаждет стать обладателем ядерного оружия, необходимого для того, чтобы покончить с Израилем, который иранские муллы называют "государством одной бомбы", имея в виду, что для уничтожения этой страны одного ядерного боеприпаса будет достаточно. Похоже, что иранская теократия намерена перевернуть идею еврейского государства с ног на голову. Они не думают об Израиле как о земле обетованной и исторической родине евреев - для них такая концентрация евреев в одном месте - удобный способ своего собственного, ядерного решения еврейской проблемы.

В ответ на это американский Совет по международным отношениям поощряет иранского президента, направляя ему приглашение выступить перед его членами. Выйдя на сцену этой почтенной организации, Ахмадинежад, сомневающийся в том, был ли на самом деле Холокост, очень просто отделался от непосредственного свидетеля ужасов Дахау, спросив его, неужели тот настолько стар.

Принадлежащие государству и от государства же получающие указания газеты Ближнего Востока в самом примитивном стиле клевещут на евреев. Книга "Mein Kampf" (переведенная, естественно, как "Мой джихад") очень быстро распродается в этом регионе. Боевики ХАМАС и "Хезболлы" на своих парадах стараются перещеголять чернорубашечников. А в ответ на это западная общественность лишь дремлет, сладко посапывая. Многих людей на Западе гораздо больше волнует то, не слишком ли сильно датский художник-карикатурист высмеивает ислам, или не оскорбил ли Папа Римский мусульман, процитировав слова какого-то византийского императора 600-летней давности.

За последние два десятилетия радикальные исламские террористы взорвали и убили тысячи людей в Европе и Соединенных Штатах Америки. Их сторонники государственного уровня на Ближнем Востоке купаются в многомиллиардных нефтедолларовых прибылях, как манна небесная падающих на них от изголодавшейся по энергоресурсам западной экономики. По мнению многих европейцев и американцев, поддержка Израиля (этой единственной стабильной демократии на Ближнем Востоке) и даже его союзников на Западе стала опасным и дорогостоящим предприятием.

Мы привыкли ассоциировать ненависть к евреям с многократно высмеянными неандертальцами правого толка в белых простынях и кованых сапогах. Однако новая злоба, по крайней мере, та, что проявляется в своей западной форме, характерна для левого фланга и зачастую носит академический характер. Она также гораздо коварнее, если учитывать моральные претензии левых и их влияние в престижных средствах массовой информации и университетах. Злополучный результат этой новой тенденции мы наблюдаем в регулярных анти-израильских демонстрациях в студенческих городках, в ходе которых Израиль называют фашистским государством, а также в средствах массовой информации, которые публикуют сфальсифицированные снимки и лживую информацию о южном Ливане.

Новая ненависть к евреям на Ближнем Востоке, а также то безразличие, с которым к ней относится Запад, это своего рода "пост-антисемитизм". Исламские фанатики поставляют для него свою ядовитую и злобную ненависть, а богатый, но запуганный Запад - так необходимое для его процветания безразличие, которое лишь акцентируется провокационными импровизациями в стиле Луи Фаррахана (глава американской организации чернокожих мусульман "Нация Ислама" - прим. перев.) и выходками Мела Гибсона.

Опасность такого "пост-антисемитизма" заключается не только в том, что в Европе и США убивают евреев, а пьяная знаменитость или демагог начинают выступать со своими замечаниями. Главная опасность в том, что ненависть радикального ислама к евреям превращается в общую норму.

А в результате всего этого мировые политики и средства массовой информации вступают в серьезные переговоры с теми, кто хочет не только вернуть себе Западный берег реки Иордан, но и полностью покончить с Израилем и со всеми, кто в нем живет.

Виктор Дэвис Хансон - ученый-историк из Института Гувера Стэнфордского университета

___________________________________________________________

Антииудаизм ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.