Москва наращивает противостояние с маленькой, стремящейся попасть в НАТО соседней Грузией, для чего она закрыла все транспортное и почтовое сообщение с этой страной. Ничто теперь не может пересечь границу: ни поезда, ни самолеты, ни суда, ни автомашины, ни почтовые переводы. На этот раз, все гораздо серьезнее и хуже, чем рядовая размолвка России с бывшей страной-сателлитом. Противостояние Москвы и Тбилиси может вскоре вызвать сильную головную боль у администрации Буша, поскольку Соединенные Штаты Америки поддерживают право Грузии на сближение с Западом.

Прозвучавшие в четверг заявления о введении новых санкций были сделаны несмотря на то, что Грузия к тому времени уже передала четырех офицеров российской разведки, обвиненных в шпионаже. Они стали реакцией на многомесячные оскорбления в адрес России, на угрозы восстановить суверенитет Грузии над мятежными промосковскими провинциями Южная Осетия и Абхазия, а также на физическое насилие в отношении проходящих службу в Грузии российских военнослужащих. Москва утверждает, что Россия, являющаяся пострадавшей стороной, вынуждена принимать ответные меры.

Однако этот кризис, подстегиваемый излишне эмоциональными и беспорядочными выходками Грузии, на самом деле, соответствует устремлениям Москвы. Ведь основополагающая причина данного конфликта - это геополитическая ориентация Грузии. Грузия присоединилась к нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан, прошедшему в обход российской территории и положившему конец монополии России на транспортировку каспийской нефти на мировые рынки. Грузия выказывает неповиновение Москве по целому ряду региональных вопросов. И она пытается вступить в НАТО. А это ставит российскую военную верхушку перед перспективой появления стратегического соперника в южном подбрюшье России, где он будет укреплять свои позиции. Говоря коротко, этот кризис является отражением неспособности России согласиться с независимостью Грузии.

В рамках ужесточения финансовой блокады российская законодательная власть рассмотрит в среду законопроект о запрете на все денежные переводы в Грузию. Сумма таких переводов, которые посылают домой 1,2 миллиона работающих сегодня в России грузин, составляет примерно 2 миллиарда долларов в год. А это 20 процентов валового внутреннего продукта Грузии.

Однако грузины совершенно осознанно пошли на прошлой неделе на провоцирование своего соседа-гегемона, устроив показное шоу из ареста четырех российских офицеров и пригрозив им 20-летним тюремным заключением. Они также выставили кордоны вокруг штаба группы российских войск в Тбилиси, потребовав выдачи еще одного офицера. Две группы российских военнослужащих были разоружены и избиты.

А Россия, тем временем, оказалась вполне подготовленной к эскалации напряженности. Москва отозвала из Грузии своего посла, закрыла посольство и эвакуировала его персонал. Четырехтысячная группировка российских войск в Грузии была приведена в повышенную готовность, получив приказ вести огонь на поражение в целях самообороны. "Эти люди [грузины] думают, что под защитой своих иностранных спонсоров они находятся в полной безопасности, - повышенным тоном заявил в воскресенье российский президент Владимир Путин, - но так ли это на самом деле?"

Выпад Путина в адрес США был вполне прозрачен. И Россия еще больше усилила свою открытую поддержку планов Южной Осетии и Абхазии по отделению. Эти регионы, поощряемые Россией, откололись от Грузии в начале 90-х годов, и Москва относится к ним, как к аннексированным территориям. Путин официально пригласил лидеров этих республик на крупное экономическое совещание, состоявшееся в воскресенье недалеко от грузинской границы.

Осознав, насколько опасно провоцировать разгневанную Россию, грузины быстро дали обратный ход. Четырех арестованных российских офицеров передали в руки европейских дипломатов, и в понедельник вечером они прибыли в Москву. Но вместо того, чтобы в ответ на это предпринять успокаивающие действия, Кремль, похоже, ухватился за предоставленную Грузией возможность, чтобы "дожать" ее до конца.

Отношения между Грузией и Россией становились все более напряженными еще в последние годы существования Советского Союза, когда эта бывшая советская республика выбрала себе в президенты ярого националиста. Раскол усилился во время распада СССР, когда российские военные оказывали помощь осетинским и абхазским сепаратистам. Отношения дошли до точки разрыва, когда два года назад в результате народного восстания к власти пришло нынешнее правительство Михаила Саакашвили.

Грузии вряд ли удастся заманить мятежные регионы обратно под свое крыло, если Тбилиси не сделает такой выбор для осетин и абхазов более привлекательным, нежели объединение с Россией. Грубые намеки Саакашвили на возможное применение силы дали Москве возможность обвинить грузинское руководство в угрозе агрессии. И это, вне всяких сомнений, помогло президенту Владимиру Путину сплотить российское общество под знаменем национализма. Опрос, проведенный в прошлом месяце радиостанцией "Эхо Москвы", показал: 40 процентов ее обычно либерально настроенной аудитории считает, что национальные интересы России оправдывают жесткую линию в отношении Грузии. Такой ура-патриотизм может прекрасно сыграть на руку пока еще не названному преемнику Путина - точно так же, как война в Чечне в 1999 году сыграла на руку Путину. Такое может произойти, если у Путина хватит смелости пойти на риск и, бросив вызов США, попытаться восстановить господство Москвы в своем собственном, как он считает, "огороде".

Учитывая обязательства Соединенных Штатов перед Грузией, можно понять, насколько серьезную дилемму это противостояние создает для США. Если быстро не остановить Путина и Саакашвили, то небольшая размолвка, начавшаяся с ареста четырех российских офицеров, может быстро перерасти в настоящее бедствие.

____________________________________________________________

Не сильно приятный сосед ("The Financial Times", Великобритания)

У России Грузия на уме ("The Wall Street Journal", США)

Травля медведя ("The Times", Великобритания)

Хватит запугиваний ("The Washington Post", США)

Господину Путину пора остановиться ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.