October 12, 2006; Page A18

Прошедшая неделя была испытанием Грузии на прочность. Российская Федерация, самый крупный сосед нашей страны, в одностороннем порядке разорвала с нами воздушное, железнодорожное, наземное и почтовое сообщение. Сразу же после этого живущих в России грузин подвергли этническим преследованиям в таких формах, каких в Европе не видели со времен балканских кризисов 90-х годов прошлого века, причем в нынешнем преследовании грузин просматриваются даже более зловещие исторические параллели. Россия депортирует сотни людей, преследует предпринимателей, подвергает школьников принудительной регистрации в органах внутренних дел; среди женщин проводят бесплатные проверки на наличие венерических заболеваний; детей отрывают от родных и близких.

Если сосредоточить внимание на всех этих мрачных мазках, то за ними легко потерять более широкую и гораздо более важную картину: всего за три коротких года моя страна превратилась из общества, в экономике и в политике жившего исключительно по бандитским законам, в молодое демократическое государство с одной из самых быстрорастущих в мире экономик. Недавно Грузия была отмечена Всемирным банком как самое реформаторское государство в мире и наименее коррумпированная из всех демократических стран переходного периода. Меньше месяца назад НАТО перевела Грузию на новую стадию переговоров о ее вступлении в эту организацию, признав, таким образом, наличие существенных подвижек в политической, экономической и военной сфере. А буквально на прошлой неделе мы завершили разработку совместного плана действий с Европейским Союзом, заложив тем самым основу нашего неостановимого движения в сторону 'западного' будущего.

Именно эта потрясающая метаморфоза, в довершение которой на прошлой неделе в масштабе всей страны были проведены свободные и честные муниципальные выборы, которые Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе назвала образцовыми за 'профессиональное проведение и широкий охват населения', дает нам силы в нынешнее трудное время. Все наши завоевания давались нам с трудом. Наш народ долго терпел лишения, и только сейчас он начинает чувствовать вкус свободы - возможность избирать своих руководителей, жить полноценной жизнью, свободно высказывать свои мысли и выводить своих детей на дорогу в большой мир, где их не будут подстерегать ни нищета, ни преступность, ни дискриминация.

Мы не собираемся делать никаких резких шагов, которые могли бы поставить под сомнение достигнутый нами прогресс. Вполне возможно, что Москва своими действиями просто пытается спровоцировать нас на ответ, который будет хуже для нас же самих, который даст России повод разрушить пример успешной трансформации на своих южных границах. Демократия, в конце концов - вещь заразная. Но мы, хотя злые языки и распространяют слухи об импульсивности и эмоциональности нашего правительства, не представляем собой никакой опасности в том смысле, что не собираемся действовать безответственно. Распространяемые о нас слухи опровергаются всеми действиями, которые мы предприняли за прошедшие недели. Нас ограничивает как наше демократическое чутье, так и ответственность перед нашим народом и нашими союзниками.

Собственно, больше всего в последних агрессивных действиях России нас настораживает то, что они не были ничем спровоцированы. Неделю назад, продержав группу офицеров российской разведки, пойманных с поличным во время направленных против Грузии шпионских мероприятий, под стражей в течение всего 72 часов, мое правительство их освободило. К сожалению, это был уже не первый случай поимки лиц, занимавшихся подобной деятельностью, имевшей в том числе и последствия в виде человеческих жертв, и передачи этих лиц российским властям.

Мы надеялись, что этим проявлением доброй воли, по любым меркам не могущим быть расцененным иначе чем знак нашего великодушия, будет отмечен новый перспективный поворот в непростых отношениях между нашей страной и нынешним российским правительством. Уже слишком долгое время нам приходится терпеть экономические санкции со стороны Москвы, ее преступное вмешательство в дела наших мятежных областей и неуважение к нашим демократическим институтам. Мы хотели сломать сложившийся шаблон взаимного недоверия и никак не могли предположить, что вместо того, чтобы пойти нам навстречу, Москва инициирует волну карательных акций, которые в России многие уже называют этническими чистками. И все же даже в те моменты, когда российская полиция выслеживала грузин, меня воодушевляли сообщения об отваге жителей России, русских по национальности, вышедших на улицы с желтой звездой на одежде и надписью: 'Я - грузин'.

Несмотря на то, что ситуация заходит в штопор, условия для мирного выхода из этого тупика все же существуют. Грузия не представляет собой физической угрозы России - да и как мог бы народ численностью менее чем в пять миллионов человек представлять угрозу для ядерной державы, превосходящей ее по размерам раз в тридцать? Однако, чтобы у нас была возможность выстоять, рядом с нами должны встать наши друзья. Если хотя бы один из нас покорится грубой силе или примирится с политикой межнациональной розни, то это значит, что опасность грозит всем нам. Ценности, благодаря которым поддерживается установившийся миропорядок, похожи на цепь: прочность цепи равна прочности самого слабого ее звена. Если не обращать на это внимания или подвергать это звено дополнительным нагрузкам, то в опасности окажется все трансатлантическое сообщество, ибо сегодня Грузия стала неотъемлемой частью западного пространства безопасности.

Вопрос, которым задается сегодня все международное сообщество, формулируется следующим образом: чем продиктована реакция Москвы - некоей конкретной и особенной угрозой, которую она усматривает в каких-либо действиях Грузии, или же тем, что Грузия представляется ей лишь удобной мишенью, химерой, которую некоторые политики ткут из воздуха, пытаясь тем самым решить какие-то свои внутриполитические задачи? Иными словами, где обосновалась злокачественная опухоль - в Грузии или в России? С точки зрения безопасности неправильный диагноз может очень дорого обойтись Западу, поскольку, если международное сообщество решит замолчать нынешний кризис - или, что еще хуже, оказать на Грузию давление, с тем чтобы заставить ее отказаться от с таким трудом завоеванных принципов и ценностей, - то эта опухоль пустит метастазы и какое-то время спустя откроется вновь, но уже в другом месте.

То, что Россия занимает одно из важнейших мест в нынешнем миропорядке, невозможно оспаривать. Россия - постоянный член Совета Безопасности ООН, имеющий право вето; российские природные ресурсы дают жизнь европейской и мировой экономике; Россия - обладатель огромных по своей мощи ядерных сил. Никому, в том числе и Грузии, никогда не следует даже говорить о том, чтобы изолировать Россию, как изолируют Северную Корею или Зимбабве. Однако при этом никак нельзя смотреть сквозь пальцы на то, что происходит с соблюдением прав человека и нормами поведения на международной арене.

* * *

Мы сделаем все необходимое для того, чтобы облегчить существующие на сегодня трения. В последние несколько недель мы проводили особенно активные консультации со своими союзниками в Европе. Грузия - маленькая страна, которая, тем не менее, очень серьезно относится к своим обязательствам перед международным сообществом, чему порукой участие наших войск в международных операциях в Косово и Ираке. Мы не собираемся предпринимать никаких опрометчивых мер или действий, не учитывающих пожелания наших друзей. И нам приятно, что перед лицом грубых действий России большая часть демократического мира выразила нам свою поддержку.

Сегодня мы как никогда готовы работать совместно с нашими союзниками в Европе. В ближайшем будущем решимости международного сообщества принести мир на Кавказ предстоит проверка, касающаяся территориальных споров вокруг наших областей, Абхазии и Южной Осетии. В сентябре в ООН я предложил создать новую систему сохранения мира в этих областях и ведения переговорного процесса, нацеленного на окончательное урегулирование ситуации. Это предложение было чрезвычайно положительно встречено нынешним председателем ОБСЕ министром иностранных дел Бельгии Карелом де Гюхтом (Karel De Gucht). Теперь мы все вместе должны сделать конкретные шаги, чтобы претворить его в жизнь.

Идти вперед нелегко, но для моей страны это единственно возможное направление движения. Мы не можем оглядываться назад, ибо время имперского правления и 'холодной войны' ушло навсегда.

Михаил Саакашвили - президент Грузии.

____________________________________________________________

Путин вышел из себя ("The Boston Globe", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.