Ответ Совета Безопасности ООН на сообщение Северной Кореи о проведении ядерных испытаний оказался, судя по всему, более жестким и чреватым более серьезными последствиями, чем ожидал Ким Чен Ир. Если северокорейский диктатор рассчитывал, что Китай и Южная Корея окажутся не готовы слишком сильно нажать на его непредсказуемый режим, и, даже если международное сообщество выскажет какое-то недовольство, он все равно получит пропуск в ядерный клуб, то ему открыли глаза на суровую реальность.

Разгневанный Китай согласился сослаться в резолюции на Главу 7 Устава ООН, разрешающую применение силы только в случае угрозы миру и международной безопасности. Положения этой статьи обязательны к исполнению. Фактически Северной Корее заявили, что она должна вести себя прилично, причем судить об этом будут по стандартам, выходящим далеко за прекращение ядерных испытаний.

В резолюции 1718 Совет Безопасности однозначно утверждает, что Северная Корея 'должна отказаться от всякого ядерного оружия и прекратить все разрабатываемые на настоящий момент ядерные программы', а также свернуть программу производства баллистических ракет и отказаться от 'другого оружия массового поражения', под которым понимаются северокорейские химические и биологические арсеналы. Пхеньяну предписано пересмотреть принятое им в 2003 году решение выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия, вернуться к режиму контроля над своими ядерными объектами со стороны Международного агентства по атомной энергии и предоставить инспекторам МАГАТЭ полный доступ к любым объектам, которые они сочтут необходимым проверить, чтобы убедиться в ядерном разоружении страны. Разработка баллистических ракет должна быть остановлена, а испытания ракет - прекращены.

Резолюция запрещает продавать и покупать северокорейское оружие и военную технику. Тем самым на все государства налагается обязательство не допускать продажу или передачу Северной Корее тяжелого вооружения, запасных частей к нему и любого оборудования и технологий, способствующих разработке незаконных военных программ. Операции со всеми принадлежащими Северной Корее активами, относящимися к этим программам, должны быть заморожены, а гражданам страны, заподозренным в участии в подобных действиях, и членам их семей, должен быть запрещен въезд во все страны. Совершенно не символический характер носит и последний пункт запретительного списка - о запрещении ввоза в страну предметов роскоши. Тем самым подписанты стремятся не только лишить 'любимого руководителя' возможности есть фуа-гра, но и перекрыть поступление в страну товаров, которые иными способами получены быть не могут и которыми покупается лояльность ключевых фигур правящего режима.

В связи с этим возникает два вопроса. Первый - как принятую резолюцию применять. Резолюция требует от всех стран проверять все северокорейские грузы, что позволит всем 70 странам, участвующим в Инициативе по безопасности в борьбе с распространением (ИБОР), выдвинутой США, арестовывать все грузы, противоречащие наложенным запретам. Однако Китай, чье участие в согласованных действиях - ключевой фактор успеха, настоял на том, чтобы это правило не было обязательным для всех.

Второй вопрос - можно ли добиться от северокорейского режима примерного поведения с помощью одних только санкций. Китай вместе с Россией настояли на ссылке на Статью 41 Устава ООН, не допускающую применение военной силы.

Если не принимать в расчет это ограничение, то вся ответственность теперь ложится на Китай, который должен использовать все свое влияние - не на самого Кима, единственный оставшийся интерес которого состоит в том, чтобы остаться у власти, а на тех фигур северокорейского режима, которые осознают, что проповедуемый ими самый бессодержательный культ личности в мире подвергает унижению миллионы людей. 'Любимый руководитель' представляет собой угрозу не только для своего собственного народа, но и для Китая и всех соседних стран. Прошлая неделя стала поворотной точкой, причем не только для Пхеньяна, но и - что еще более важно - для Пекина.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.