Напряженность в отношениях между Грузией и Россией не спадает. Ожидаемые результаты кризиса между Москвой и Тбилиси стали в мировом сообществе одной из главных тем обсуждения. Причины же, вызвавшие подобное обострение отношений, предположительно, выходят далеко за рамки противостояния двух стран. Начавшийся с задержания русских шпионов кризис в отношениях между Москвой и Тбилиси лишь выявил конфликт, порожденный решающим столкновением в регионе интересов политических лагерей мира.

Необычный шаг, предпринятый властями Грузии, само собой, вызвал ответную реакцию российского общества и Кремля, но в подобной обстановке, как сейчас, Москва, наверное, и сама нашла бы причину для решающего натиска на Грузию.

В постсоветскую эпоху грузино-российские отношения всегда развивались на тяжелом фоне из-за стремления Тбилиси постепенно выйти из-под влияния своего северного соседа. Сейчас дело дошло до окончательного выяснения, в каком лагере будет полностью представлен этот регион. Для России все началось с приближения опасности, которую может принести Кремлю возможное вступление Грузии в НАТО. А членство Тбилиси в этом альянсе недавно стало еще более реальным.

Сейчас для Тбилиси очень важно не дать Москве возможность дискредитировать в регионе курс реформ и идею борьбы за евроинтеграцию, что на данный момент является главным желанием России. Стратегия Кремля в данном случае однозначна: чем хаотичнее будет обстановка в регионе, тем на более дальний срок будет перенесено членство Грузии в НАТО.

Этому желанию России противостоят основательно пустившие корни в регионе Кавказа интересы Соединенных Штатов, начавших новую стратегическую игру с новыми приоритетами. Америка пытается перераспределить груз соперничества с Москвой со все более критичной в отношении себя и благожелательно настроенной к России Центральной Европы на страны Восточной Европы и таким путем создать новый проамериканский пояс на южных и восточных границах России.

Ясно, что этот процесс вызывает резкую ответную реакцию России и не пройдет безболезненно. Таким образом, мы имеем дело со столкновением гораздо больших интересов, чем выявление шпионов или вызванное их задержанием раздражение.

Соответственно, в России растет прежнее недоверие к Вашингтону. США намерены разместить в Чехии и Польше ракетные системы, мотивируя это опасностью, исходящей от Ирана и Северной Кореи, а президент Буш отсрочил на неопределенное время членство России во Всемирной торговой организации. В Тбилиси в факте задержания московских шпионов видят также руку Вашингтона, еще раз выступившего с инициативой еще большего ускорения процесса вступления Грузии в НАТО.

Участие США в этом процессе косвенно отметил и сам президент России Путин. В телефонном разговоре с президентом Америки он заявил, что стабильности на Кавказе будет угрожать опасность, если власть Грузии почувствует себя поощренной 'со стороны третьей страны' в своей 'деструктивной политике'. Ясно, что это непосредственное указание на США.

Вместе с тем, Россия открыто проявила свою озабоченность возможностью Тбилиси, окрыленного поддержкой Америки, добиться решения проблемы кризисов. Министр иностранных дел России Сергей Лавров оправдал блокаду Грузии тем, что из России туда идут огромные средства, на которые Грузия затем закупает оружие в Восточной и Центральной Европе. 'Россия не хочет помогать грузинскому народу в вооружении', - заявил министр.

Такие мероприятия, как экономическая блокада, приостановление выдачи виз, эвакуация сотрудников посольства часто предваряют военную операцию. Но в случае Грузии ситуация отличается: это реакция России на возможную окончательную потерю влияния на юге и юго-востоке, что она остро переживает. Кремль не хочет видеть Грузию в НАТО, так как это означает для него полную потерю влияния на пространстве Каспия, богатом нефтью.

В результате всего этого Россия объявила Грузии войну, которая проявляется в характерном для самых преступных режимов виде. Если до сих пор российская агрессия исходила от различных сил, и Кремль открыто не выражал ее в отношении Тбилиси, обвиняя в отдельных фактах эти 'определенные силы', то на этот раз свою последнюю борьбу на Кавказе возглавил сам Путин.

В этой обстановке, как и следовало ожидать, Центральная Европа заняла позицию пассивного наблюдателя, ограничиваясь распространением тревожной информации. Поддержка во время кризиса чувствовалась только от проамериканской восточной части Европы. Явно расистские выпады России Европа встретила молчанием, хотя в случае других стран появление даже маленькой партии, подозреваемой в расизме, обычно вызывает немалый шум по всей Европе.

Однако трудно представить, что Европа, пережившая в прошлом веке господство нацистов, которое хорошо помнит, вовсе не понимает, что значит, когда русская полиция ходит из школы в школу, выискивая детей, фамилии которых звучат по-грузински, и составляя их списки, чтобы только из-за грузинских фамилий дискредитировать семьи этих детей или депортировать их.

Молчание Европы довольно отрицательно влияет на положение Грузии. Тбилиси наказывают за партнерство с Западом, хотя в создавшейся ситуации реальное наличие этого партнерства вообще не было заметно со стороны Европы. Если бы остальная часть Европы, подобно президенту Литвы Валдасу Адамкусу (когда из Литвы выдворили российского дипломата с обвинением в шпионаже в ущерб Грузии), выразила такую же поддержку Тбилиси, то Кремль был бы сравнительно сдержаннее в таких своих шагах.

Выходит, что когда Грузия попыталась придерживаться западных стандартов и политики, она заслужила поддержку и поощрение Европы, но когда за эту политику ее наказал Кремль, Европа предпочла хранить молчание.

Очевидно, что Россия для Европы как партнер намного важнее, чем Грузия, и это на днях ясно проявилось во время встречи президента Путина с канцлером Германии Ангелой Меркель. Европа старается не испортить отношения с Россией, обладающей жизненно важными для нее ресурсами.

И для самой России Европа, а конкретно Германия - важнейший партнер на Западе. В будущем году Германия становится президентом Европарламента, и власти Путина надеются с помощью Берлина добиться прорыва в вопросе российско-европейской зоны свободной торговли. Кроме того, по заявлению министра иностранных дел Германии, его страна поддержит интенсификацию политического, экономического и культурного стратегического партнерства России с Евросоюзом.

Заинтересованность Путина в расширении отношений с Германией и таким путем - с Европой, особенно тогда, когда Америка достаточно обостряет отношения, значительно возросла. Берлин для Москвы представляет средство реализации собственных устремлений к российско-европейскому союзу. По словам Путина, 'российско-европейское взаимное сотрудничество должно и в будущем остаться важнейшим фактором стабильности и безопасности в Европе и во всем мире'.

Таким образом, в противовес США, растет доверие и хорошее отношение России к Европе. В российских СМИ о Европе слышится только положительное, и Европа тоже под стать Кремлю. Не только государственные лидеры, но и европейская пресса некритична. Только после убийства Анны Политковской появилось несколько критических статей, в которых выражается подозрение, что в Путинской России мало что делается для защиты свободной прессы и прав человека.

Именно после убийства Политковской эссеист и журналист Хосеп Рамонеда касается этой темы в испанской газете 'El Pais': 'Неужели все так же продолжится после убийства Политковской? Боюсь, что итог будет таким же. Не будет дипломатических протестов и докладов о российской юстиции. Это чистый сарказм. Почему у них такой страх перед Путиным?

Объективная причина, которую назвали мне за закрытыми дверями европейские правые и левые, - это страх перед Россией. Советский Союз был для своего времени гранатой, взрыв которой потряс весь мир. А Путин сумел установить порядок и приостановить хаос на игровом поле'.

Немецкая газета 'Die Welt' пишет: 'У местных бизнесменов не было причины ее убивать, но у армии, полиции, а также Кремля мотив был. . . Как показывает российская и восточноевропейская история, не всегда нужно уничтожить миллионы, чтобы навеять страх на оставшихся. Обычно достаточно осуществить несколько выборочных убийств в нужном месте и в нужное время.

После задержания в 2003 году нефтемагната Михаила Ходорковского, ни у одного российского олигарха не было попытки проявиться политически независимо. А после убийства Политковской тоже трудно представить, что какой-либо журналист ступит ногой в Грозный'.

Такие статьи - редкое исключение, и ни в одной сфере не чувствуется сигналов о каком-либо ухудшении дружественных российско-европейских отношений. Кремль не жалеет для Европы дорогих подарков, а Европа, в свою очередь, хранит молчание относительно различных уродливых проявлений его политики. .

На германо-российско-французской встрече во Франции Путин заявил, что газ со Штокмановского месторождения на севере России пойдет не в направлении Соединенных Штатов, как было запланировано, а в Европу - на экспорт в Германию.

Идея изменении направления поставок газа - инициатива Ангелы Меркель, что делает еще более наглядным заметное потепление в отношениях двух стран. Как заявил руководитель Кремля, - поставки газа со Штокмановского месторождения в направлении Германии гарантированы в течение ближайших 70-и лет. В то время как у Европы разнится отношение к проблеме Косово, а Путин рассматривает Косово, как аналогию решения кризисов в Грузии, новое сближение России с Европой и в этом плане тоже нежелательно.

Таким образом, на фоне кризиса вычерчивается новый миропорядок: противостоящая России дуга США - Восточная Европа и партнер России - лояльная Центральная Европа.

____________________________________________________________

Масштаб национальной идентичности ("Georgian Times", Грузия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.