Статья от 6 мая 2005 года

Испанская часовня, сооруженная на территории мемориального комплекса в честь победы советского народа во Второй мировой войне, стала свидетельством самопожертвования испанских добровольцев, из которых каждый четвертый погиб в борьбе с фашизмом.

Авторами памятника стали архитекторы, 'дети войны', Марио Гарсиа (Mario Garcia) и Антонио Михе (Antonio Mije), создавшие открытую часовню с мемориальной надписью на русском и испанском языках: 'Всем испанцам, павшим в Великой Отечественной Войне' - так в бывшем СССР называют войну 1941-45 гг. против нацистской Германии.

По меньшей мере 835 испанцев - политических эмигрантов и так называемых 'детей войны', - которые к моменту начала ВОВ уже достигли совершеннолетия, ушли добровольцами на войну с нацистской Германией, и 215 из них погибли на полях сражений.

Кроме этого из почти что 3000 испанских детей, эвакуированных из Испании во время Гражданской войны, 280 умерли от голода, болезней или погибли во время бомбардировок.

Из тех испанских добровольцев в бывшем Советском Союзе живет только один.

'Из моих собратьев по оружию не осталось больше никого. Я - последний, не знаю, к счастью или к несчастью', - сказал в интервью ЭФЭ Анхель Грандал Коррал.

У 88-летнего Анхеля трое внуков и четверо правнуков, живет он в Подольске, к югу от Москвы.

Как и большинство добровольцев-испанцев Анхель воевал против нацистов в составе отдельной бригады специального назначения госбезопасности - был членом 'диверсионной группы', действовавшей в немецком тылу.

В самом начале войны Анхель вместе с другими испанскими эмигрантами находился на юге России, откуда сначала был эвакуирован на Кавказ, а затем в Среднюю Азию, где они работали на шахте.

'С самого начала войны мы подавали прошения призвать нас в армию, но нам всегда отвечали, что это невозможно, поскольку мы иностранцы', - рассказывает он.

Наконец, уже из Казахстана, испанцы-республиканцы написали письмо тогдашнему руководителю страны Иосифу Сталину, что, похоже, принесло свои плоды - вскоре их вызвали в Москву.

'Нас направили в разведшколу, которой руководил полковник Старинов - многие из нас знали его еще по Испании, где он был военным советником'. В разведшколе, как рассказывает Анхель, они прошли подготовку к борьбе в тылу врага - в первую очередь, были обучены проведению подрывных работ.

Анхель одним из первых окончил обучение в этой школе, учитывая, что еще во время Гражданской войны в Испании ему пришлось выполнять спецзадания.

В начале Гражданской войны (1936-39) он был наводчиком артиллеристского орудия на эсминце 'Чуррука'. В Кадисе, находившемся под контролем солдат франкистской армии, команда арестовала офицеров, подняла республиканский флаг и сражалась под ним до 1937 года, пока эсминец не был подорван в 15 километрах от берега.

В скором времени Анхель вместе с тремя своими товарищами выполнил первое задание: спасти и перевезти в Испанию из порта Танжер министра, арестованного франкистами.

Операция была проведена блестяще. Как вспоминает Анхель, 'они уничтожили несколько фашистов, спасли министра и его дочь, и на рыбацком судне доставили их обоих в Малагу'.

Позднее Анхелю пришлось выполнять и другие, не менее опасные задания, например, с борта рыболовного судна контролировать перемещение кораблей неприятеля через пролив.

Тот опыт борьбы в тылу врага и знание подрывного дела помогли ему во время войны в Советском Союзе, где он сначала сражался на Кавказе, а закончил воевать между Белоруссией и Пруссией.

День Победы, 9 мая 1945 года, он встретил в госпитале, где оказался из-за ранения в ногу и контузии.

Анхелю предложили остаться в рядах вооруженных сил, но он предпочел уйти в отставку, хотя всю свою последующую жизнь и работал с взрывчатыми веществами. На протяжении более 30 лет он руководил взрывными работами в каменоломнях, каналах, при сносе строений. Он автор четырех патентов по сварке взрывом, используемой, например, для таких металлов как алюминий и медь.

'В этом году 9 мая будет великим праздником, потому что сомневаюсь, что кто-нибудь из нас, воевавших, сможет дожить до следующего круглого юбилея', - говорит Анхель.

И хотя его приглашали приехать в Испанию, Анхель решил остаться в Москве, чтобы встретиться с главой испанского правительства Хосе Луисом Родригесом Сапатеро, который в декабре прошлого года пообещал ускорить процедуру получения им военной пенсии унтер-офицера.

'Хочу напомнить ему, что я еще жив, потому что из Мадрида мне так ничего и не ответили', - говорит Анхель.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.