Финские власти считают, что они не могут ничего сделать, для того, чтобы их российские коллеги отказались от незаконных поборов при пересечении грузовиками границы.

Взятки приходится платить, в частности, в Светогорске, и это касается, по информации, имеющейся в распоряжении финской стороны, всех пересекающих границу и направляющихся в Россию грузовиков, в том числе и российских.

О поборах знают финские чиновники из министерства транспорта и связи, министерства иностранных дел, таможенники и работники транспортных фирм. Эта проблема обсуждалась в октябре на заседании рабочей группы по вопросам транспортировки грузов в Россию. На ней присутствовали представители различных министерств и ведомств Финляндии.

Финляндская таможня пыталась решить проблему, связавшись с Выборгской таможней. Кроме этого было направлено соответствующее письмо в Москву с изложением вопроса руководству Федеральной таможенной службы России.

Российская таможня заявляет, что никаких незаконных сборов на границе нет. Реальным результатом рассмотрения письма явилось то, что некоторые финские транспортные фирмы вынуждены выплачивать российским чиновникам еще большие, чем ранее, суммы при пересечении границы.

Размер отдельно взятой платы на первый взгляд не велик. По сообщениям финских транспортных организаций, он составляет 10-80 евро за одно пересечение в зависимости от фирмы и характера груза. Самое дорогое удовольствие - перевозка и перегонка автомобилей в Россию. Но подобным видом коммерческой и транспортной деятельности финляндские фирмы практически не занимаются.

Деньги, вроде бы, и небольшие, но за год для работающих с Россией фирм набегают дополнительные расходы на десятки тысяч евро.

По разъяснению финского таможенника, водитель, заплативший определенную сумму, 'выкупает' место в длинной очереди на границе и получает одновременно гарантию того, что груз будет быстро и в положенном порядке задекларирован российской таможней.

Если водитель не согласен внести плату, его грузовик могут направить в параллельную очередь для 'неплательщиков', а документы на груз положить под толстую стопку бумаг, ждущих обработки 'в общем порядке'.

'Когда мы интересовались обоснованием внесения платы, нам с улыбкой объяснили, что эти деньги идут в некую 'кофейную кассу' чиновников и на материальную помощь для них при выходе в очередной отпуск. Когда аппетиты стали расти от жадности, некоторые финские транспортные фирмы заволновались', - рассказывает таможенник.

В начале подобной практики россияне как-то пытались обосновать разными причинами введение новых поборов. Затем практика стала 'автоматической', и никто даже не удосуживается объяснить причины подобного явления.

Когда финляндская таможня начала выяснять ситуацию на Светогорском пункте пересечения границы, незаконную плату принимал российский таможенник, оформлявший въездные документы. Позже эту процедуру стал проводить сотрудник транспортной инспекции России в рамках процесса взвешивания автомобиля с грузом.

'Мы наверняка не знаем, какая организация сейчас ответственна на взимание подобной платы. Формат изменился, но явление осталось и суммы, требуемые на российской стороне, только возросли', - говорит финляндский таможенник.

Он считает, что явление имеет форму коллективного взимания денег работниками различных служб. Средства аккумулируются солидарно на общие нужды.

'Мы сталкиваемся с организацией, не имеющей конкретных лиц, поэтому риск попасться минимален'.

Из небольших сумм со временем получается приличный куш. Из всех грузовиков, пересекающих финляндско-российскую границу, только каждый десятый направляется через Светогорск. В этом году таких пересечений уже было 85 000. До конца года набежит сумма в несколько миллионов евро, полученных 'для смазки' таможенного механизма.

МИД Финляндии и частично таможенная служба предупреждали, что Финляндии не следует без оглядки вмешиваться в проблему вымогательства на сопредельной территории, поскольку это может осложнить торговые отношения между Финляндией и Россией. МИД напомнил, что подобные явления - часть рутинного, привычного способа функционирования российского чиновничества и один из многих способов 'оплаты' работы служащих.

Вопрос действительно щекотливый, поэтому лица, с которыми мы беседовали, хотят сохранить инкогнито.

Статья переведена совместно с Павлом Лескиненом

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.