Сегодня, когда нефть с недавно введенного в эксплуатацию месторождения у российского тихоокеанского побережья начала поступать в Индию и другие регионы Азии, уместно задаться вопросом: могут ли азиатские страны быть уверены в надежности российских поставок?

Россия - один из ключевых игроков на энергетическом поле: она является крупнейшим в мире экспортером природного газа, а по объему экспорта нефти уступает только Саудовской Аравии. Кроме того, у нее есть все возможности еще больше увеличить свои поставки за счет новых клиентов. Энергетические перспективы азиатско-тихоокеанского региона должны несколько проясниться в этом месяце, когда российский премьер-министр Михаил Фрадков посетит Пекин с запланированным визитом. Фоном для этой поездки являются многочисленные признаки стремления Москвы усилить свое влияние в Азии за счет более активного участия в удовлетворении неуклонно растущих потребностей стран региона в энергоносителях.

Однако, главным партером России в азиатско-тихоокеанском регионе, судя по всему станет Китай; именно ему новая стратегия Москвы должна принести наибольшую выгоду. Это отнюдь не обрадует Токио, ведь новый Синдзо Абэ (Shinzo Abe) всячески стремится восстановить японское влияние в регионе. У Соединенных Штатов также не может не вызвать озабоченности тот факт, что энергетическая безопасность их главного союзника в Азии окажется под угрозой, а львиную долю будущих долгосрочных нефтегазовых контрактов Россия обещает 'застолбить' за Пекином. Европу же, судя по всему, беспокоит вероятность того, что экспорт российских энергоносителей в Азию приведет к уменьшению поставок странам ЕС.

Отношения Японии с Россией страдают из-за давнего территориального спора, связанного еще с заключительным этапом Второй мировой войны. Что же касается Пекина и Москвы, то они, напротив, в 2004 г. окончательно покончили с взаимной враждебностью времен 'холодной войны', урегулировав все оставшиеся проблемы и подписав договор о границе. Политические, военные, торговые и инвестиционные связи между двумя странами быстро расширяются, и в ходе визита в Пекин г-н Фрадков постарается укрепить их еще больше. Россия и Китай заявляют о стремлении создать противовес влиянию США и их союзников. На встрече с группой иностранных журналистов и ученых в сентябре российский президент Владимир Путин подчеркнул, что отношения между Москвой и Пекином сегодня хороши как никогда, и существуют все предпосылки для их сохранения на том же уровне в долгосрочной перспективе. Он добавил, что Россия планирует резко увеличить экспорт энергоносителей в страны Азии, доведя за 10-15 лет долю этого региона в общем объеме поставок до 30% (вместо нынешних 3%).

Следует ли рассматривать все это как попытку Москвы разыграть 'азиатскую карту' на переговорах с Европой относительно условий масштабных газовых поставок в страны континента и получения доступа к его энергетической отрасли? Отчасти, пожалуй. Однако сам г-н Путин отмечал, что центр экономической активности в мире перемещается из атлантического в тихоокеанский регион, и Россия, чья территория на две трети расположена в Азии, не намерена упускать связанные с этим возможности.

Ряд недавних событий свидетельствует о серьезности намерения России укреплять связи с Азией, прежде всего с Китаем, и использовать свои гигантские запасы энергоносителей в качестве рычага для усиления экономического и политического влияния. Два многомиллиардных проекта по добыче нефти и газа с морских месторождений у острова Сахалин на российском Дальнем Востоке, осуществляемые в основном иностранными компаниями, недавно 'попали в немилость' к российским надзорным органам. Большинство наблюдателей рассматривает это как попытку российских государственных нефтегазовых и транспортных монополий взять под контроль энергоресурсы и распределительную инфраструктуру в Сибири и на тихоокеанском побережье в контексте подготовки к масштабным поставкам 'привилегированным' клиентам в Азии, пользующимся приоритетом у Москвы.

В отношении проекта 'Сахалин-1', реализуемого консорциумом во главе с ExxonMobil, этот поворот совпал по времени с началом экспортных поставок.

В отношении другого проекта, 'Сахалин-2', новый лидер Японии Абэ предупреждает: насильственное изменение условий контракта или затяжка с его осуществлением 'негативно отразиться на наших отношениях с Россией в целом'.

Японские электроэнергетические компании уже подписали с консорциумом, возглавляемым Shell, который реализует проект 'Сахалин-2' на острове, расположенном недалеко от Японии, долгосрочные контракты на поставку газа начиная с 2008 г. в объеме, позволяющем удовлетворить до 10% от общей потребности страны в 'голубом топливе'. Две крупные японские компании - Mitsui и Mitsubishi - владеют соответственно 25 и 20% акций проекта, стоимость которого по оценкам должна составить 20 миллиардов долларов США (31миллиард сингапурских долларов).

Китай, в свою очередь, жаждет 'замкнуть на себя' поставки российской нефти и газа по трубопроводам (по запасам природного газа Россия занимает первое место в мире, по запасам нефти - восьмое). В прошлом году Китай закупил в России почти 13 миллионов тонн нефти: это составляет чуть больше 10% от его общего импорта. Впрочем, с 1999 г., когда Китай импортировал российскую нефть в незначительных объемах, доля поставок из этой страны неуклонно растет.

Сегодня Россия уже занимает четвертое место среди экспортеров нефти в Китай - после Анголы, Саудовской Аравии и Ирана. Поставки увеличивались бы еще быстрее, если бы их не приходилось в основном осуществлять весьма дорогостоящим способом - по железной дороге. Г-н Путин дал понять, что после сооружения в ближайшие годы новых нефте- и газопроводов, ведущих в Китай, объем экспорта будет увеличен.

Для китайцев эти слова звучат слаще меда, однако в прошлом Россия не всегда выполняла свои обещания в энергетической сфере. В этом году ее нефтяные поставки в Китай, скорее всего, не превысят 11 миллионов тонн - на 4 миллиона тонн меньше, чем прогнозировалось. Кроме того, часть нефтегазовых запасов в Сибири пока не относится к категории доказанных.

Наконец, Москва до сих пор не сделала четкого заявления относительно маршрута трубопровода, прокладываемого на восток из сибирского Тайшета: будет ли он предназначен в первую очередь для транспортировки нефти в Китай, или по 'нитке', ведущей к тихоокеанскому побережью, она будет поставляться Японии и другим потребителям.

На данном этапе, однако, представляется, что победителем из состязания за российские энергоносители выйдет Китай.

Автор - внештатный старший научный сотрудник Института по изучению Юго-Восточной Азии. Статья отражает его личную точку зрения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.