В Европе скоро появится новая пословица - упертый, как поляк. Стратеги Европейского Союза (ЕС) ломают голову, размышляя, как обуздать выразившего свое мнение новичка блока, а в кремлевских коридорах, должно быть, снова гуляют знаменитые слова Вячеслава Молотова о Польше как об уродливом ребенке Версальского соглашения.

Отношение между Россией и ЕС сейчас не самые идеальные, и Европе почему-то досталась, как сказали бы русские, роль бедного родственника. Последнее время Россия все чаще поучает ЕС, а он покорно молчит. Во время последней встречи с лидерами блока Владимир Путин парировал удары западных критиков, заявив, что его страна не более коррумпирована, чем Испания, а слово 'мафия' не русское, а итальянское. Европейские руководители раскрыли рты, но не осмелились напомнить своему восточному коллеге о творящихся в его стране неприемлемых вещах.

Почему так происходит? Вряд ли из-за сильной любви и уважения к России. Мягкая позиция Европы продиктована страхом и предрассудками. Мол, хорошие отношения нужно поддерживать любой ценой, чтобы не было еще хуже. Но над этим смеются даже сами россияне.

Представитель России в ЕС Владимир Чижов говорит, что Европа от его страны постоянно ждет неприятностей, которые так и не случаются. Еще совсем недавно ждали вторжения Советской армии, потом колоссального наплыва русских в Европу, а теперь - энергетической катастрофы. Уже давно настало время избавиться от предрассудков и думать и поступать прагматично. Как русские.

Нежелание России пустить иностранцев в свой энергетический сектор - это естественная защита своих интересов. Аналогично ведут себя и сами европейцы. Возможно, поляки действительно волнуются только за свое мясо, овощи и миллионные потери, которые несут польские производители, лишенные возможности импортировать свою продукцию в Россию. Но можно ли конструктивно сотрудничать без европейской Энергетической хартии?

Здесь таится большая опасность. В отличие от ЕС, где энергетический сектор действует более или менее по правилам свободного рынка, российская энергетика находится под полным контролем Кремля, и она становится инструментом политики. По этой причине неожиданно взрываются или ломаются трубопроводы, это уже испытали Украина, Грузия и мы сами. Подстегиваемые экономически частные владельцы постарались бы как можно скорее устранить все препятствия и возобновить поставки, чтобы получить деньги. Когда решение принимают политики, они начинают тактические игры, ожидая политических дивидендов.

В политике, как в спорте, правила одной игры могут быть разными. Например, европейцы и американцы играют в баскетбол по разным правилам. Но, когда они встречаются между собой, обязаны играть по одним правилам. Точно так же должно быть и в современной политике: сотрудничество должно осуществляться с соблюдением единых норм. Однако европейцы хотят разрешить России делать под кольцом три шага, хотя сами могут делать только два.

Трудно сказать, что было бы более опасным для Европы: договор с Россией без европейской Энергетической хартии или провал переговоров. Похоже, что как польские братья-близнецы, так и руководитель Кремля придерживаются строгих позиций и не склоны уступать. В связи с этим не стоит надеяться на катастрофу в отношениях между Россией и ЕС, поскольку, если не удастся заключить новый договор, останется в силе прежний. Однако это будет один из редких случаев, когда Европа проявит принципиальность в отношении России.

______________________________________________________

Россия-ЕС: Партнерство должно быть взаимовыгодным - не так ли? ("Час", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.