Благодаря своей политической деятельности лидер самой влиятельной оппозиционной политической силы Сербии - Радикальной партии - Воислав Шешель с тридцати лет стал 'накапливать' тюремный стаж: начиная с Сараево и заканчивая Шевенингеном.

Перелом в жизни самого молодого доктора наук в бывшей Югославии (он защитил докторскую диссертацию в 24 года), доцента Сараевского университета произошел, когда в начале восьмидесятых он начал свою политическую карьеру, противопоставив себя коммунистической верхушке Боснии и Герцеговины. Тогда на Шешеля мощно обрушилась вся боснийская политическая элита, после чего доцент факультета политических наук начал долгую диссидентскую борьбу: сначала писал пространные жалобы, считая партийные наказания и взыскания 'маленькими извращениями практики социалистического порядка'. После нескольких лет своей политической деятельности он оказался в тюрьме.

В апреле 1984 года в Белграде была арестована группа интеллектуалов, которая в течение восьми лет собиралась по частным квартирам и проводила собрания так называемого Свободного университета, на которых велись дебаты о пагубности коммунистического режима и способах его свергнуть. Среди 28 арестованных интеллектуалов были Милан Николич, Милован Джилас, Воислав Шешель и другие. Многие из них в итоге оказались за решеткой по обвинению во вражеской пропаганде.

Сараевские дни

Шешель же пострадал только по возвращении в Сараево, когда по распоряжению первого человека боснийской полиции Душко Згонянина был арестован, предан суду и приговорен к восьми годам заключения - небывало строгой по тем временам мере наказания.

Однако, благодаря поддержке югославских диссидентов и давлению мировой общественности, Верховный суд Боснии и Герцеговины сократил наказание Шешелю до четырех лет, а Союзный суд - до года и десяти месяцев. После 22 месяцев в пользующейся дурной славой тюрьме в городе Зеница, шесть из которых он провел в одиночной камере, Шешель был выпущен на свободу и вскоре переселился в Белград.

Тогда он первый раз объявил голодовку на 48 дней, отказываясь от пищи и лекарств. Когда он ослаб, тюремные власти против его воли добавляли в питьевую воду витамины, пока в итоге не начали его кормить насильно. Последствием голодовки стало хроническое заболевание почек.

Свою третью тюремную главу Шешель 'открыл' в Белграде 2 октября 1990 года. Он попал за решетку за то, что на площади Республики в Белграде записывал добровольцев для отъезда в хорватский город Книн для вооруженной защиты тамошних сербов. Кроме того, ему вменялось в вину авторство петиции с требованием убрать из Белграда Дом цветов - усыпальницу Иосипа Броз Тито.

В тюрьме открытого содержания 'Падинска скела' под Белградом Шешель провел 15 дней, а уже 23 октября того же года был снова арестован и приговорен к 45 дням заключения за продажу книг о движении сербских националистов. Он бы выпущен на свободу на несколько дней раньше, но отказался подписать решение об условном выпуске на свободу.

В четвертый раз он провел в тюрьме два месяца - с 29 сентября 1994 года, когда после заседания одной из парламентских групп он физически оскорбил председателя нижней палаты Скупщины Радомана Божовича, который не хотел включить в повестку дня обсуждение блокады на Дрине, внешней политики и закона о валюте, которого требовали радикалы.

Гаага

После добровольной сдачи Гаагскому трибуналу 24 февраля 2003 года, Шешель провел в тюрьме Шевенинген почти четыре года в ожидании начала судебного процесса. Он обвиняется в участии в преступных действиях, целью которых было насильственное устранение хорватского, мусульманского и другого несербского населения почти с одной трети территории Хорватии, значительной части Боснии и Герцеговины и части Воеводины. Также он обвиняется в организации убийств, которые совершали добровольцы Сербской радикальной партии.

Воислав Шешель наряду с Момчило Краишником (бывший спикер парламента Республики Сербской, приговоренный к 27 годам заключения - прим. пер.), является уникальным случаем в юридической практике Гаагского трибунала, как и многих национальных европейских судов, по продолжительности пребывания под следствием . За это трибунал критиковали многие международные эксперты и правозащитные организации.

Поводом для голодовки, объявленной Шешелем 11 ноября, стали его требования устранить ограничительные меры для свиданий с женой, зарегистрировать формально его юридических советников и предоставить ему документы не в электронном виде, а только на бумаге на сербском языке. Наряду с этим Шешель требует отстранить навязанных ему адвокатов.

Из-за голодовки судебный процесс над Шешелем начался 27 ноября без присутствия подсудимого.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.