Итальянский сенатор Паоло Гуццанти (Paolo Guzzanti) возглавлял парламентскую 'комиссию Митрохина', расследовавшую деятельность КГБ на территории Италии.

Марио Скарамелла, получивший дозу полония-210 в то же время, что и скончавшийся 23 ноября перебежчик из КГБ Александр Литвиненко, являлся консультантом 'комиссии Митрохина'. Вчера он выписался из больницы. Вчера же Скотланд-Ярд заявил, что считает смерть Литвиненко насильственной. Британские следователи начали вчера допрашивать свидетелей в Москве. Кроме того, в британском посольстве в Москве были обнаружены следы радиации. Бывший агент КГБ Андрей Луговой, который встречался с Литвиненко 1 ноября, в тот самый день, когда он почувствовал недомогание, заявил, что был в британском посольстве 23 ноября.

- Что обнаружила комиссия Митрохина о деятельности КГБ в Италии?

- Мы выяснили, что из всех европейских стран, именно в Италии у КГБ была самая разветвленная шпионская сеть. Об этом Литвиненко, кстати, говорил его начальник, генерал Анатолий Трофимов, заместитель главы ФСБ. Когда бывший агент КГБ поделился с ним своими планами обосноваться в Италии, где живет его брат, Трофимов отсоветовал это делать, сказав, что эта страна - настоящее шпионское гнездо, и что там его быстро ликвидируют.

- Несет ли ФСБ ответственность за произошедшие в последнее время убийства?

- Я не могу с уверенностью этого утверждать. Но, тем не менее, я не могу легкомысленно относиться к тому, что были устранены именно эти два человека - генерал Трофимов, который больше всех знал о деятельности КГБ в Италии, и Литвиненко, которому он передавал информацию.

- Какая связь существует между КГБ бывших времен и нынешней ФСБ?

- Абсолютная, полная преемственность. Я с горечью убедился в этом, когда написал Владимиру Путину и попросил его, чтобы молодая российская демократия помогла итальянскому парламенту пролить свет на темные страницы нашего прошлого. Я не получил никакого ответа, а близкие к власти газеты обрушились на меня с яростными нападками. И тогда я понял, что Кремль и впредь будет оберегать и защищать свое прошлое.

- Каким образом проявляется эта преемственность?

- ФСБ не разрешает расследовать деятельность КГБ, оберегает его архивы и память о нем. Все офицеры КГБ были переведены в новые спецслужбы в Москве, ФСБ и СВР. Они не порвали с прошлым, не произвели 'чистку' рядов, как это сделали в Германии в конце войны. Ни методы, ни подразделения КГБ не были подвергнуты сомнению.

- Пыталась ли итальянская сторона выяснить истину о деятельности КГБ?

- Ни одно из расследований не было завершено. Все были сданы в архив. Так было с делом Митрохина. Этот сотрудник архивов КГБ, которого уже нет в живых, бежал в Лондон с 300000 зашифрованными им досье, в которых содержались имена и описание операций основных советских агентов на Западе. Это явилось большой сенсацией в мире шпионажа. Все европейские страны соответствующим образом отреагировали на эту информацию, все, кроме Италии. Когда Скотланд-Ярд передал эти досье в Рим, военная итальянская разведка (SISMI) по приказу правительства засекретила их и не начала расследование. И когда Митрохин три раза просил встречи с итальянскими агентами, чтобы расшифровать свои документы, он не получил никакого ответа. Вот почему 22 декабря 2005 года я в качестве главы комиссии подал жалобу на имя генерального прокурора Рима против трех глав правительств (Ламберто Дини (Lamberto Dini), Романо Проди (Romano Prodi), Массимо д'Алема (Massimo D'Alema) - прим. Figaro) и тех, кто руководил секретными службами в период с 1995 по 1999 годы. Этой жалобе не был дан ход, ее просто положили под сукно.

- Почему Романо Проди выгодно замалчивать деятельность КГБ в Италии?

- Генерал Трофимов сообщил Литвиненко, что Проди являлся агентом КГБ. 'Наш человек', - говорил он. Эти данные есть в заключительном отчете, который Скарамелла в марте передал комиссии, на основании полученной от Литвиненко информации. За два месяца до апрельских выборов я предпочел не предавать отчет публичной огласке, тем более что первичный источник информации, генерал Трофимов, умер. Поэтому я присвоил этому досье гриф секретно, и оно до сих пор хранится под замком в канцелярии комиссии.

- Тем не менее, об этом досье идут разговоры. Зачем Романо Проди нужны были контакты с КГБ?

- Давайте начнем с дела Альдо Моро в 1978 году: председатель Христианско-демократической партии был похищен экстремистами организации 'Красные бригады' и через 54 дня убит. В один прекрасный день Романо Проди явился в штаб-квартиру Христианско-демократической партии и заявил, что ему стало известно, что Моро содержат в Градоли. Он указал даже улицу и номер квартиры. Проди утверждал, что получил эту информацию во время 'спиритического' сеанса на вилле в пригороде Болоньи, во что верится с трудом. Карабинеры начали поиски в местечке Градоли, недалеко от города Витербо (Проди сказал "Градоли", не сказав слова "улица", поэтому сначала власти подумали, что речь идет о населенном пункте Градоли - прим. пер.). Сигнал был яснее некуда: мы идем по вашим следам. Уносите ноги. Когда 'Красные бригады' узнали об этом из теленовостей, они в спешке покинули свой штаб, располагавшийся в Риме на улице Градоли, в той самой квартире, номер которой указал Проди.

- Этого достаточно, чтобы обвинить его в том, что он - агент КГБ?

- Это совпадение не может не вызывать беспокойства, особенно когда знаешь, что многие члены 'Красных бригад', в том числе и такие легендарные личности организации, как Антонио Саваста (Antonio Savasta), замешенные в похищении Моро, состояли на содержании у советских секретных служб. Мы узнали об этом, когда изучали в Будапеште архивы, открытые для нас венгерскими спецслужбами.

- Давайте вернемся к Скарамелле. Он утверждает, что у него есть документы и DVD-диски, содержащие информацию об итальянских политических деятелях, которые тайно сотрудничали с Москвой. Он Вам говорил об этом?

- Мы стали реже встречаться после того, как комиссия Митрохина была распущена. Я знаю, что он уехал в Лондон 28 ноября и взял с собой видеоматериалы и досье, которые он хотел передать Скотланд-Ярду.

- Опасался ли он за свою жизнь, как утверждают некоторые?

- Я знаю лишь то, что 1-го ноября он показал Литвиненко список из пяти имен людей, за которыми охотится ФСБ. Выйдя из ресторана, он позвонил мне и сказал, что Литвиненко решил, что этот список не заслуживает доверия. А теперь Литвиненко мертв, а он сам получил дозу полония-210. Даже если эта доза невелика, последствия будут ощущаться еще долгое время.

- Вы ведь сами фигурируете в этом списке. Вам не страшно?

- Вот уже три года, как я нахожусь под охраной полиции, меня сопровождают две бронированные машины. Я живу как будто под домашним арестом. А теперь позвольте мне Вас покинуть, я должен пройти медицинское обследование. В профилактических целях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.