Министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая перед студентами Московского университета в конце прошлого года, обвинил Запад в недобросовестной конкуренции. Перед студенческой аудиторией, чуждой дипломатической политкорректности, министр не счел нужным скрывать свою обеспокоенность, как он выразился, 'идеологизацией международных отношений'. Почувствовав, что студенты не понимают, что стоит за этой абстрактной формулировкой, Сергей Лавров заговорил на языке экономических переговорщиков. Говоря об обвинениях Запада в газовом шантаже, министр жестко заметил: 'За этим просматривается намерение Запада получить доступ к российским энергетическим ресурсам, ничего не давая взамен'.

Не секрет, что Москва, осознав свою роль 'энергетической сверхдержавы', активно пересматривает принципы взаимоотношений с потребителями ее сырьевых ресурсов. После резкого повышения цен на газ для Украины стало очевидно, что Кремль готов идти на серьезные политические издержки ради поддержки своих экономических претензий даже к ближайшим соседям. Тогда удалось достаточно быстро найти ценовой компромисс с Киевом, благодаря не в последнюю очередь, и давлению на Украину западных потребителей российского газа.

Москва серьезно поставила вопрос о цене и для Белоруссии. Возможно, что Сергей Лавров и не имел в виду Минск, когда говорил о необходимости 'что-то давать взамен', но совершенно очевидно, что 'Газпром' явно не устраивала позиция Минска в вопросе о трубопроводах. Белоруссия стремится ограничить роль российского экспортного монополиста в управлении трубопроводами на своей территории, что вызывает очевидное раздражение в Москве.

Такая жесткость энергетического диалога Кремля со своими соседями вызвала на Западе целую волну обвинений Кремля в том, что он стремится ради своих политических амбиций шантажировать Европу. Представляется, что новые экономические реальности просто вызвали к жизни в некоторых европейских столицах уже подзабытый лексикон времен 'холодной войны'.

Нельзя не согласиться, что стремление России диверсифицировать свою. энергетическую политику, ее жесткий тон и поступки не могут не обеспокоить западных аналитиков. Действительно, когда от традиционной

газовой ориентации на Европу, шеф 'Газпрома' Алексей Миллер говорит о новых рынках потенциальных потребителей газа в Азиатско-Тихоокеанском и Северо-Американском регионах, это вызывает озабоченность в европейских столицах. 'Газпром' намерен в ближайшее время подписать договор с Китаем, серьезно изучается вопрос о поставках сжиженного природного газа в США. Все это и есть новые реальности, которые требуют осмысления, а не обвинений в экономическом шантаже. Алексей Миллер утверждает, что у России 'есть все возможности полностью выполнять наши обязательства в Европе . . . И одновременно развивать сотрудничество с компаниями Азиатско-Тихоокеанского региона'.

То, что это не просто риторика, свидетельствует серьезная работа по прокладке Северо-Европейского газопровода. Он обеспечит прямое соединение транспортной системы 'Газпрома' с газотранспортными системами Европы. 'Это наш конкретный и весомый вклад в обеспечение энергетической безопасности европейских стран', - утверждает Алексей Миллер.

Если к этому добавить весьма серьезные планы 'Газпрома' о создании нового транспортного пути в Европу через Турцию по трубопроводу 'Голубой поток', то разговоры о переориентации интересов России в экспорте газа исключительно на Восток представляются бессмысленными.

Однако и тот факт, что Россия все в больших объемах поставок газа теснее привязывает к себе Европу, также вызывает на Западе опасения. Эти опасения возникли не сегодня, а еще в начале 80-х годов, когда строился газопровод Уренгой - Помары - Ужгород. Именно тогда был сформулирован тезис о недопустимой энергетической зависимости от Москвы. Однако прошло уже более 20 лет, и за это время Россия ни разу не дала повода усомниться в надежности своих поставок. Это объясняется не только заботой о своей репутации как надежного поставщика, но и рядом объективных причин. Как это ни парадоксально звучит, но Россия не в меньшей степени зависима от западных потребителей, чем они от нее. Экономическое положение России в решающей степени зависит от экспорта энергоносителей, поэтому трудно себе представить, что Москва может позволить себе политический шантаж Европы.

Вообще, когда речь идет о политическом шантаже, это все-таки чистой воды блеф. Никто не может достаточно убедительно сформулировать, как будет выглядеть этот шантаж в отношении западных демократий. Реакция на него будет приблизительно такой же, как реакция Москвы на требования Запада следовать демократическим стандартам в Европе. Даже в годы 'холодной войны' торговые отношения между СССР и европейскими потребителями развивались вне зависимости от политических тенденций. Поэтому трудно не согласиться с российским министром иностранных дел, который заявил студентам, что 'объединяющих нас моментов с Западом куда больше, чем разъединяющих'.

_____________________________________________

'Кремль Инкорпорейтед' готов к противостоянию с Западом ("The Guardian", Великобритания)

Русские оставили Европу без нефти ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.