Благодаря росту цен на нефть, ближневосточные фонды имеют под управлением активы на сумму порядка $1,5 трлн. в глобальном масштабе, при этом они по большей части оперируют из Лондона.

Жан-Поль Вилэн, директор по инвестициям ADIA, государственного Управления инвестиций Абу-Даби, в последнее время сталкивается с проблемой, о которой другие фондовые менеджеры могут только мечтать: в его казну поступает столько наличности, что он и вправду не знает, что с ней делать.

Имея порядка $700 млрд. (560 млрд. евро, £380 млрд.) под управлением, ADIA, вероятно, является крупнейшим в мире инвестиционным фондом. Даже притом, что сегодня цены на нефть снизились на 25 % с максимального уровня, достигнутого летом прошлого года, значительно опустившись ниже $60 за баррель, Абу-Даби зарабатывает более $3 млрд. в месяц, и почти все эти нефтедоллары доверены г-ну Вилэну, которого можно назвать одним из самых влиятельных граждан Франции на земле.

Чтобы изыскать возможности для выгодного инвестирования такой огромной суммы, менеджер должен обладать большой изобретательностью. В то время, когда китайцы и японцы, которые также имеют массивные долларовые резервы, довольствуются накоплением векселей американского казначейства, ADIA в последние десять лет занимается привлечением в свою штаб-квартиру на набережной Абу-Даби самых талантливых в мире профессионалов в сфере инвестиций.

Другие инвестиционные фонды Совета по сотрудничеству стран Персидского залива (GCC) - стран, почти столь же богатых, как Абу-Даби - не менее сильно желают получать максимальные прибыли. Управление инвестиций Кувейта (KIA), Монетарное управление Саудовской Аравии (Saudi Arabian Monetary Authority), Управление инвестиций Катара (QIA), и Международный капитал Дубая (Dubai International Capital) получают огромные суммы наличности, совокупный профицит платежного баланса этих стран составляет порядка $587 млрд. в течение всего периода с 2005 г. по 2007 г.

А для финансистов Лондона настало время перемен. Лондонский Сити превратился во всемирную фабрику по переработке нефтедолларов, где нефтедоллары инвестируются, ссужаются, торгуются и перекачиваются обратно в глобальную экономику. Нефтедоллары явились одним из ключевых двигателей международных фондовых рынков, а также главным источником ликвидности и финансирования хеджевых фондов, компаний, инвестирующих в частные активы, валютных трейдеров и государственных резервов.

По оценке Standard Chartered, фонды и инвесторы богатых нефтью стран имеют под управлением $1,5 трлн. во всем мире. Другие аналитики оценивают эту сумму вдвое меньше. Однако все соглашаются с важностью этих капиталов для глобальной экономики вообще, и для Лондона, в частности.

По мере того, как ближневосточные фонды скупают компании по всему миру, становится все более очевидным, что многие из этих покупок так или иначе связаны с Великобританией - это либо компании, зарегистрированные в Лондоне, либо само поглощение осуществляется через лондонские учреждения. Саудовское инвестиционное агентство SAGIR помещает Великобританию в число приоритетных для инвестиций регионов, в ряду таких стран, как Индия, Китай и Бразилия.

В последнее время в Лондоне открываются даже частные инвестиционные фонды, финансируемые исключительно ближневосточными предпринимателями. Так, фонд Three Delta, управляемый Полом Тэйлором (бывшим руководителем инвестиционного фонда Rotch Роберта Ченгиза), был учрежден при поддержке бизнесменов Катара.

Нефтедоллары вливаются в лондонский сектор недвижимости - богатые арабы раскупают роскошные дома, тем самым, взвинчивая цены на жилье до уровней, превышающих стоимость жилой недвижимости в Нью-Йорке. Они покупают и коммерческую недвижимость. Так, недавно был продан Шелл-Мекс Хаус (огромное здание в стиле арт-деко рядом с отелем 'Савойя' в Лондоне) за £520 млн. фирме Istithmar, инвестиционному посреднику Дубая.

Антипатия к США, усилившаяся на Ближнем Востоке, способствует развитию Лондона. Мохсин Хан, куратор Ближнего Востока в МВФ, говорит: 'Они не смогут сместить активы своего инвестиционного портфеля слишком далеко от США и Великобритании, потому что нет в мире других рынков с подобной ликвидностью, способных справиться с таким огромным потоком наличности'.

Таким образом, Лондон стал промежуточным аэродромом для ближневосточных инвестиций в США, а также для арабских покупателей, предпочитающих действовать анонимно. Государственные инвестиционные агентства стран Персидского залива всегда много инвестировали в облигации Казначейства США и прочие американские государственные ценные бумаги. Однако в прошлом году эти инвестиции сократились более чем вдвое, до $40 млрд., тогда как лондонские учреждения инвестировали $60 млрд. сверх обычной суммы.

Ларс Педерсен, сотрудник г-на Хана в МВФ, отмечает: 'Бум сделок, проведенных британскими резидентами по инвестициям в американские ценные бумаги, которые всегда были предпочтительными для экспортеров нефти, заставляет предположить, что существенная часть инвестиционных потоков из портфелей экспортеров нефти прошла через британских дилеров'.

Британские компании теперь имеют повышенный приоритет в списке инвестиционных целей ближневосточных инвесторов: недавно в этот список попал Ливерпульский футбольный клуб, который будет куплен за £450 млн организацией Dubai International Capital. Боб Уигли, директор европейского отделения Merrill Lynch, полагает, что нефтедоллары продолжат и в следующем году подпитывать бум поглощений британских фирм. Подтверждением устойчивого интереса к этому направлению служит хотя бы огромное число солидных банкиров, заказывающих места на самолеты из Лондона в Дубай и обратно.

Прежде, чем поглотить Ливерпульский клуб, Dubai International Capital в 2005 г. купил 'Группу Тюссо' (Tussauds Group), а в августе 2006 г. - Travelodge, британскую сеть недорогих гостиниц. Кроме того, дубайское инвестиционное агентство купило акции Standard Chartered Bank и DaimlerChrysler на несколько миллиардов долларов. Катарское агентство QIA купило медицинскую компанию Four Seasons в августе 2006 г. и уже является владельцем 14,7 % престижной недвижимости Кенери-Уорф в Лондоне. В последние несколько дней циркулируют упорные слухи, что некий дубайский консорциум стоит за одной из сторон в переговорах о покупке сети отелей Intercontinental.

Часто ближневосточные фонды покупают компании в стратегических целях: в мае Дубай приобрел за £700 млн. британскую инжиниринговую компанию Doncaster в рамках долгосрочного плана образования Dubai Aerospace Enterprise, космического конгломерата на базе Дубая. Портовый оператор Дубая Dubai Ports World приобрел за £3,9 млрд. британского портового оператора P&O в рамках программы по обеспечению позиций Дубая, как одного из ведущих глобальных портовых операторов.

Даже в тех случаях, когда они не добиваются своей цели, участие в торгах ближневосточных покупателей способствует взвинчиванию цен на активы. Именно таким образом повлияло участие QIA на распределение сил в тендере на покупку за £8 млрд. Thames Water, британского оператора водоснабжения, когда ближневосточный инвестор уступил австралийскому Macquarie Bank. А фонд Абу-Даби Mubadala обеспечил значительную часть финансирования заявки Goldman Sachs на покупку британского оператора аэропорта BAA, который был продан за £10 млрд. испанской строительной фирме Ferrovial.

Устойчивый приток наличности, который можно получить от управления портами, аэропортами и коммунальными распределительными сетями, является надежным средством от инфляции и привлекает как экспортеров нефти, стремящихся защитить долгосрочные доходы в бюджет, так и пенсионные фонды. Arcapita, основанная в Бахрейне инвестиционная фирма, привлекающая средства многих ближневосточных инвестиционных фондов, в прошлом году договорилась о покупке Viridian, северо-ирландского энергетического оператора, после того, как приобрела британского оператора водоснабжения South Staffordshire Water.

Ближневосточные фонды в последнее время начали объединяться в консорциумы для особенно крупных покупок, взяв за пример стратегию, давно принятую на Западе. Istithmar, дубайский фонд, инвестирующий в частные активы, недавно возглавил консорциум, который поддержали фонд Mubadala и Dubai Aerospace Enterprise, чтобы купить SR Technics, швейцарскую фирму по обслуживанию самолетов. Это приобретение также осуществлено в рамках 'донкастерской' стратегии Дубая.

Лондонский Сити надеется, что новые финансовые центры, сегодня растущие, как грибы, на Ближнем Востоке, главным образом, в Дубае, не сумеют обойти Лондон. На сегодня уже не менее 75 финансовых учреждений зарегистрировано в Международном финансовом центре Дубая. В Бахрейне новый инвестиционный банк Gulf One объявил о скором открытии инвестиционного фонда с начальным капиталом $10 млрд.

Это стремительное развитие происходит в то время, когда Лондон сталкивается с угрозой для своего глобального доминирования, которую он сам на себя навлек и которая определяется целым рядом изменений в бизнес-климате страны, таких как: ужесточение бюрократических процедур, повышение налогов, оживление политики зависти, разгул преступности, давно не обновлявшаяся и приходящая в негодность транспортная инфраструктура, недофинансирование системы здравоохранения.

Уже сегодня в Персидском заливе работает столько западных финансистов, что порой кажется, будто они восстановили старое понятие 'визирь', что означает 'носитель бремени' или 'помощник'. Если волна нефтедолларов, притекающая сегодня в Лондон, когда-нибудь отхлынет к новым финансовым центрам Ближнего Востока, то она захватит с собой немало лондонских банкиров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.