Когда болезненная тема Бронзового солдата обрела особую актуальность, Postimees заказал у исследовательской фирмы Emor опрос, чтобы понять, какими люди хотят видеть отношения Эстонии с Россией.

С вариантом ответа 'В политических отношениях с Россией Эстонии следует идти на уступки, руководствуясь экономическими интересами страны'' согласились 47 процентов из 500 опрошенных, в том числе 34 процента эстонцев и 73 процента представителей других национальностей.

40 процентов респондентов полагают, что 'в политических отношениях с Россией Эстонии следует быть более жесткой, даже если это нанесет ущерб экономическим интересам страны'. Среди эстонцев такого мнения придерживаются 55 процентов и среди представителей других национальностей - 10 процентов.

Согласны на дискуссию

Министр иностранных дел Урмас Паэт (Реформистская партия) заметил, что, если у какого-нибудь государства есть такие же проблемы, то мы готовы их обсудить. 'Пока Россия не представила ничего такого, что можно было бы вообще обсуждать. Я не вижу, в чем нам надо идти на уступки', - сказал Паэт.

По словам министра иностранных дел, одной из мер давления со стороны России является осложнение экономических отношений. Например, в отношении Грузии была введена экономическая блокада, Польше запретили экспортировать мясо, были сложности с экспортом норвежского лосося.

'Простите, но отношения между Россией и Беларусью всегда оставались прекрасными, однако это не помешало Москве перед новым годом перекрыть для нее нефтяные краны, - привел пример Паэт. - Это еще одно подтверждение тому, что нам надо быть уверенными в себе и вести свои внутренние дела так, как нам представляется правильным для своего государства'.

Председатель Комиссии по иностранным делам Рийгикогу Энн Ээсмаа (Центристская партия) сказал, что многие круги в Эстонии имеют в России свои экономические интересы. Эти круги часто стоят за спиной политических партий: 'Например, за спиной Центристской и Реформистской партий, а также Народного союза. Если у этих коммерческих групп есть возможность бороться за бескрайний российский рынок, то они, естественно, оказывают влияние и на наши партии, - заметил Ээсмаа. - Если Эстония в вопросе Бронзового солдата будет идти напролом, забыв о компромиссах, то следует задаться вопросом, что она в таком случае потеряет'.

Вице-председатель Комиссии по иностранным делам Рийгикогу Марко Михкельсон (Союз Отечества и Res Publica) полагает, что здесь гораздо важнее то, чтобы Эстония не поставила под удар свое реноме на международной арене.

'К сожалению или к счастью, но наши экономические отношения с Россией ограничены и касаются в основном транзита', - сказал Михкельсон.

По мнению Михкельсона, 47 процентов сторонников более мягкой политики общения с Россией выбрали разумную тактику, которая не обязательно означает уступки России. Просто народ ждет от правительства заслуживающей доверия и последовательной политики.

Связи ограничены

При заказе этого социологического исследования Postimees также попросил Emor выяснить мнение людей о том, не следует ли Эстонии в вопросе о Бронзовом солдате принять во внимание реакцию России.

50 процентов респондентов считают, что следует, и 43 процента, что нет.

Здесь тоже отмечена большая разница в ответах с учетом национальности: 60 процентов эстонцев считают, что нет необходимости считаться с мнением России по поводу Бронзового солдата. 79 процентов представителей других народов полагают, что реакция России играет для нас существенную роль.

______________________________________

Исторический тормоз экономики ("Telegraf", Латвия)

Москва продолжает идеологическую борьбу советских времен ("Latvijas Avize", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.