Данный материал публикуется в рамках акции 'Переводы читателей ИноСМИ.Ru'. Эту статью обнаружил и перевел наш читатель Павел Гулькин, за что мы ему крайне признательны

____________________________________________________________

Если с заявлениями о том, что Ближний Восток с его огромными энергетическими ресурсами с точки зрения безопасности сегодня представляет собой пространство совершенной неопределенности, можно поспорить, то вряд ли можно усомниться в очевидности усилий по заключению нового российско-аравийского союза.

И хотя в основе российского внимания к странам Персидского залива лежат коммерческие соображения, ее интерес к региону объясняется двумя стратегическими обстоятельствами. Во-первых, медленно, но верно происходит возрождение России как великой державы, что вынуждает Москву демонстрировать свою стать, особенно после устранения из Ирака Саддама Хусейна. И, во-вторых, озабоченность тем, как разворачиваются события на Ближнем Востоке, угрожающие рикошетом ударить по безопасности на Кавказе, Средней Азии и, возможно, в самой России.

В итоге Россия вынуждена занять позицию потенциального участника дипломатических усилий для стабилизации региона. Поступая таким образом, она вряд ли будет в состоянии бросить вызов американской гегемонии в этом регионе, но сможет убедительно дать понять странам региона и самим США, что способна решать определенные проблемы.

Посещение Путиным Саудовской Аравии и Катара (а также Иордании) - первый в истории дипломатических отношений визит главы российского государства в регион Залива. 'Мы выходим на новый уровень, расширяя политический диалог с Катаром, Кувейтом и Бахрейном, а также укрепляя торгово-экономические отношения с Саудовской Аравией', - произнес в январе секретарь Совета безопасности России Игорь Иванов.

Старые соперники - Москва и столицы государств Залива, нашли общие темы, включающие нефть, терроризм и продажу вооружений. Смещение фокуса случилось в обстановке, когда страны Залива стали все более явно обнаруживать намерения сохранить все геополитические возможности, пересматривая роль Соединенных Штатов как единственного гаранта безопасности и разрабатывая механизм коллективной безопасности, подразумевающий участие международных игроков.

В экономической сфере страны Залива считают Россию одним из крупнейших нефтепроизводителей вне Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и крупнейшего производителя природного газа, оказывающего огромное влияние на мировые энергетические рынки. Стремясь укрепить свою репутацию как мирового регулятора энергетической безопасности, только в июне 2007 г. Россия добывала 9.236 млн. баррелей нефти в день, на 46,000 баррелей больше, чем Саудовская Аравия. Ожидается, что ее среднегодовая добыча в 2007 г. составит 9.9 млн. баррелей в день. Именно поэтому Эр-Рияд заинтересован вести с Москвой 'энергетический диалог', поддерживаемый некоторым образом пятилетним соглашением о сотрудничестве в нефтегазовой сфере, подписанным во время исторического визита кронпринца Абд Аллаха в 2003 г.

С Катаром, третьим в мире после России и Ирана производителем природного газа, вполне вероятно обсуждение вопроса о создании 'газовой ОПЕК', хотя Москва не очень благоволит образованию такой глобальной группы, в которой больше заинтересован Тегеран. Однако, имея почти 50% всех мировых запасов газа, страны ОПЕК имеют все основания обсудить возможность создания подобной организации. Однако не менее значимым является поиск мер, возможно, путем инициации дискуссии о повышении статуса наблюдателя, который имеет сегодня Россия, для укрепления ОПЕК, не справляющейся с задачей поддержания цен на нефть на приемлемом уровне.

Тесно связанным с темой растущего энергетического бизнеса для обеих сторон является вопрос углубления экономического сотрудничества. Российские энергетические компании нацеливаются на создание совместных предприятий в регионе, включая Саудовскую Аравию, при этом саудовцы могли бы инвестировать в российскую газовую отрасль, сферу недвижимости и аэрокосмическую промышленность. Эр-Рияд в этом плане является идеальным партнером, реализующим различные 'газовые инициативы' общей стоимостью US$25 млрд., которые обсуждались в 2003 г., куда относятся проекты генерации электроэнергии, строительства мощностей для экспорта сжиженного природного газа и морских опреснительных установок. Имея бюджет в US$3 млрд. и подписав сорокалетний контракт, 'ЛУКОЙЛ' уже реализует один из крупнейших газовых проектов в королевстве на севере пустыни Руб аль-Хали. Москва и Доха также вовлечены в двустороннее проекты в области энергетики. Интерес к участию в совместном производстве газа и строительстве газоперерабатывающих мощностей в Катаре выразил 'Газпром'.

Среди других возможных бизнес-направлений сегодня, когда Россия, упустившая рынки Сирии, Ирака и Ливии, пытается расширить число своих клиентов, не ограничиваясь лишь Китаем и Индией - страны Залива, также изучающие возможность диверсификации поставок, помимо США. Россия является третьим крупнейшим экспортером вооружений после США и Великобритании, но в 2005 г. она продала вооружений на сумму US$7.1 млрд., больше чем Соединенные Штаты.

В политическом плане Москва, будучи членом квартета и поддерживая более тесные контакты с 'ХАМАС', чем любой другой член международного сообщества, располагает огромным потенциалом для разрешения неутихающих конфликтов на Ближнем Востоке, особенно - в Иране, Ираке и Ливане, а также на палестинских территориях. Тот факт, что палестинские группировки только что завершили переговоры о создании единого правительства в священном городе Мекка и, учитывая запланированные на конец этого месяца американо-израильско-палестинские переговоры, давление со стороны России и Саудовской Аравии в вопросе о возобновлении процесса мирных переговоров может послужить действенным стимулом.

В иранском вопросе стороны в последнее время вели активную дипломатическую работу, особенно после усиления напряженности в регионе в результате увеличения здесь американского военно-морского присутствия. Хотя страны Залива однозначно выступают против иранской ядерной программы, они в равной степени опасаются того, что любая американская военная авантюра может спровоцировать волну насилия в регионе. В этой связи, Россия может как использовать свое влияние в Иране для смягчения его ядерной программы, так и корректировать позицию Совета безопасности ООН, блокируя любое плохо просчитанное действие. Обе стороны должны использовать эту возможность, настаивая на проведении 'ответственной' политики как Ираном, так и США.

В этом плане связи России и Ирана представляются крайне значимыми. Причем, если US$800 млн. контракт на строительство ядерного реактора в Бушере реализуется сегодня в рамках соглашения о техническом содействии с Москвой, существуют планы строительства и снабжения еще двух, а возможно и пяти, ядерных реакторов, включая еще один в Бушере. В 2005 г. постоянные члены Шанхайской организации сотрудничества, куда входит и Россия, предоставили Ирану статус наблюдателя. Более того, в декабре 2006 г. Россия поставила в Иран комплексы противовоздушной обороны 'Тор-М1' по контракту стоимостью US$700 млн., подписанному годом ранее.

В интересах стран Залива, Ближнего Востока и всего мира, чтобы Иран полностью прояснил свои истинные намерения, лишь после этого должно возобновиться его снабжение военной техникой и сотрудничество в ядерной сфере. Попустительство в этом вопросе будет только укреплять иранские амбиции и стремление еще больше доминировать на Ближнем Востоке.

Однако, пытаясь выступать в иранском ядерном вопросе как 'честный брокер', Россия невольно может способствовать реализации такого сценария в Ираке, при котором иранское влияние на внутриполитическую ситуацию в этой разоренной войной стране будет возрастать изо дня в день, создавая угрозу единству страны и угрожая расширением конфликта на соседние страны. Помимо чисто экономических интересов, посещение Путиным Иордании обусловлено и этими соображениями.

Среди проблем сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом перед лицом общих угроз и вызовов, вероятно, состоится обсуждение планов стабилизации обстановки в регионе. И если государства Залива достаточно преуспели в деле предотвращения угроз со стороны экстремистом и вооруженных групп, Москва все еще активно преследует чеченских повстанцев, имеющих сторонников и сочувствующих в регионе Залива.

Пока Россия и страны Залива взвешивают все за и против своих вновь обнаружившихся интересов и предпринимают усилия для их консолидации, прогресс в их сближении в значительной степени будет зависеть от того, как складывающийся сценарий станут рассматривать США. Однако не вызывает сомнений тот факт, что российско-аравийские контакты в предстоящие годы войдут в новую активную стадию.

Абд аль-Азиз Сагер - председатель Центра исследований Персидского залива, Дубай

_________________________________________________________

Автор перевода читатель ИноСМИ.Ru - Павел Гулькин

Примечание: редакция ИноСМИ.Ru не несет ответственности за качество переводов наших уважаемых читателей

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.