Чуть больше года назад сенатор Джон Маккейн (John McCain) призывал приостановить членство России в 'группе восьми' ведущих промышленно развитых стран за ее безответственную, шантажистскую и намеренно антидемократическую политику. Некоторые предлагали пригрозить Владимиру Путину бойкотом июльского саммита 'восьмерки' в Петербурге, если он не пообещает оказать прямое давление на Иран, чтобы тот прекратил работы по созданию ядерного оружия.

И что? Соединенные Штаты приняли участие в саммите без всяких предварительных условий, и никаких ответных шагов по Ирану от Москвы не дождались. Люди, известные своим нелицеприятным отношением к администрации Буша - например, бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер (Joschka Fischer), выступавший против войны в Ираке - к тому же отмечали, что Вашингтон не решился оказать эффективное давление на Россию, новую 'нефтяную великую державу', с тем, чтобы она подписала Энергетическую хартию, которая лишила бы ее возможности запугивать европейских потребителей.

Такова была ситуация в июле 2006 г. Теперь посмотрим, что произошло за последние месяцы.

Путинский режим продолжал политику энергетического шантажа. Похоже, он также приложил руку к убийствам перебежчика - бывшего сотрудника КГБ в Лондоне и журналистки, критиковавшей власти, в Москве. Британский посол в российской столице подвергался оскорблениям, а BBC было отказано в праве вести вещание на русском языке на территории страны.

Кроме того, Россия смягчила до полной неэффективности резолюцию Совета Безопасности ООН о введении санкций против Ирана за продолжение работ по обогащению урана, необходимого для 'начинки' ядерного оружия.

И как на это отреагировал Вашингтон?

Джордж У. Буш заявил Путину, что США не возражают против вступления России во Всемирную торговую организацию - раньше это согласие мыслилось как 'награда' Москве за последовательный реформаторский курс.

Кроме того, Соединенные Штаты согласились активизировать деятельность так называемого 'ближневосточного квартета', - давно уже пребывавшего в летаргическом сне и почти забытого - вновь выводя Москву на первые роли в регионе; и это после того, как российский министр иностранных дел Сергей Лавров предложил на время (только ради 'прогресса на переговорах', естественно) снять требование о признании ХАМАС права Израиля на существование.

Наконец, администрация Буша дала понять, что и в этом году будет продолжать попытки противодействия иранской ядерной программе через Совет Безопасности, где 'ключ от дверей' лежит в кармане у России, вооруженной правом вето.

Если все эти жесты Вашингтона в адрес России - стимулы, меры по укреплению доверия, знаки уважения и 'диалог на равных', которых, как настаивают русские, Москва заслуживает в качестве возрожденной и 'ответственной' мировой державы - составляли суть курса США на российском направлении, то в прошедшие выходные, на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, эта политика ударила рикошетом по самой администрации.

Оскорбления, которые обрушил на США Владимир Путин перед международной аудиторией, состоящей из глав оборонных ведомств и служб безопасности, не следует воспринимать как начало новой 'холодной войны' (такой конфликт явно не в интересах государства с сырьевой экономикой, чья демократическая инфраструктура по уровню развития примерно соответствует Нигерии). Однако это было недвусмысленное заявление о намерении России извлечь максимальную выгоду из трудной ситуации, в которую США попали в Ираке, Афганистане, и 'иранском вопросе', а также, представив действия США как главную проблему на мировой арене, призвать союзников и 'клиентов' Америки освободиться от власти 'хозяина', строящего однополярный мир, чья политика, по выражению Путина, 'губительна. . . для самого суверена, потому что разрушает его изнутри'.

Эта речь, где Россия преподносилась как жертва американского диктата, а друзья США - как будущие жертвы, отличалась крайним цинизмом и невоздержанностью - информационные агентства, обычно избегающие эмоциональных формулировок, назвали ее 'яростной тирадой'. В ней смешались в одну кучу утверждения, что Америку следует считать международным изгоем, предостережения против дальнейшего расширения НАТО, и невероятное в подобном контексте заверение, что Путин с Бушем остаются друзьями, и одинаково смотрят на проблему нераспространения ядерного оружия.

Самое удивительное в этой ситуации, что администрация Буша и ее нынешний 'союзник номер один' - Германия - отреагировали на выступление Путина спокойно, чтобы не сказать робко. Не менее удивительно, что отпор Путину дали министр иностранных дел нейтрального государства, левый эколог - депутат Европарламента, и министр иностранных дел одной из бывших стран советского блока, от которой сегодня Москва требует отказаться от размещения на своей территории радаров системы ПРО. Именно они заявили, что речь российского президента стала убедительным аргументом против заключения нового соглашения об экономическом партнерстве между ЕС и Россией, и в пользу расширения НАТО на восток.

Если Маккейн - один из наиболее вероятных кандидатов от республиканской партии на выборах 2008 г., немедленно ответил на нападки Путина, назвав его речь 'самым агрессивным выступлением любого российского лидера после окончания 'холодной войны'', то официальный представитель Белого дома лишь выразил 'недоумение' и 'разочарование', и то не сразу. Недоумение? С чего бы? Еще в ноябре - хотя этот случай остался почти незамеченным - один высокопоставленный чиновник администрации (возможно, высказывая собственное 'особое мнение') заявил, что Россия сегодня считает США 'одним из главных противников' и 'не желает оказывать нам помощь по Ирану'.

Ангела Меркель, выступавшая с той же трибуны, что и Путин, предпочла не опровергать его высказывания. А министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) в ходе дальнейшей дискуссии на конференции вообще ни разу не упомянул имени российского президента. Мало того, Курт Бек (Kurt Beck), лидер Социал-демократической партии Германии, входящей в правительственную коалицию, заявил, что позиция российского президента - 'полная противоположность' конфронтационному подходу времен 'холодной войны'.

Такое ощущение, что Буш, опасаясь, как бы не выявилась полная несостоятельность его высказываний о путинской 'душе', и правительство Меркель, которому по политическим соображениям - из-за 'особых отношений' с Москвой в энергетической сфере - необходимо поддерживать имидж 'респектабельной' России, не желают подвергать сомнению прежнюю 'официальную версию'.

История, должно быть, давится от смеха.

Конечно, никто на Западе не сомневается в необходимости диалога с Россией, однако после путинского выступления это не помешало шведскому министру иностранных дел Карлу Бильду (Carl Bildt) откровенно заявить в интервью Reuters: 'Мы увидели подлинное лицо сегодняшней России, и, возможно, в ближайшие четыре-пять лет одна продвинется в этом направлении еще дальше'.

Ангелика Беер (Angelika Beer) из немецкой Партии зеленых высказалась еще проще, но столь же справедливо: 'Не понимаю, как мы можем заключать новый пакт о партнерстве с Россией на такой основе'. А министр иностранных дел Чешской Республики Карел Шварценберг (Karel Schwarzenberg) иронически поблагодарил Путина за то, что тот 'высказал все аргументы в пользу необходимости расширения НАТО'.

На этом фоне стоит вспомнить, что Путин, переходя уже всякие границы реальности, заявил: у России нет информации, или, как он выразился, 'сведений' о том, что иранская ядерная программа преследует какие-либо цели, кроме исключительно мирных. Если администрация Буша хочет получить иное представление о реальности, помешать Путину заблокировать новые меры давления по отношению к Ирану в Совете Безопасности, и отреагировать на путинский вариант концепции 'Америка - великий Сатана', ей стоит начать прямые переговоры с Тегераном, чтобы выслушать его собственную версию.

Возможно, то, что Вашингтон услышит там за закрытыми дверями, будет мало отличаться от неискренних отговорок Путина, но такие прямые переговоры во многом усилят аргументы Америки, продемонстрируют всему миру, что она по-прежнему способна играть роль мирового лидера, а также позволят обуздать амбиции Москвы и ее возможности творить бесчинства на международной арене.

__________________________________

Бредни Путина ("The Washington Times", США)

Путин пугает, а нам не страшно ("Los Angeles Times", США)

Смысл "бравады Путина" ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.