В отношениях с Европой и Соединенными Штатами президент России Владимир Путин уже некоторое время использует риторику, опирающуюся больше на угрозы, чем на координацию интересов. Собравшиеся на прошлой неделе в Мюнхене на конференции по безопасности были удивлены его агрессивным несдержанным выступлением, хотя никто - даже сам Путин, и уж, конечно же, не глава Пентагона Роберт Гейтс (Robert Gates) - не подумал о новой 'холодной войне'. Многие из европейских политиков разделяют недовольство односторонней политикой и односторонним взглядом на мир, господствующим в американской администрации в последние годы. Однако этот жест Путина может оказаться контрпродуктивным. Кое в чем он прав: в своем предупреждении, что разворачивание американской противоракетной системы в Европе нарушит равновесие. И, действительно, вчера Россия пригрозила снять с себя обязательства, наложенные Договором 1987 года об уничтожении ракет средней дальности - так называемых знаменитых 'евроракет', - в случае, если США не откажутся от своих планов. В свою очередь, Польша заявила о готовности принять на своей территории американские установки лишь при выполнении некоторых, необъявленных, условий.

Благожелательность прессы и личные связи, которые главе Кремля удалось установить в Вашингтоне и Западной Европе, объясняются тем примирительным и дружественным тоном, который использовал Путин, и тем доверием, которое он вызывал после атмосферы последних лет правления своего предшественника Бориса Ельцина. Тем не менее, подобный тон сошел на нет после явных перегибов Путина в преследовании оппозиции в России - 'Почему гибнут оппоненты Кремля?' совсем недавно и отнюдь не простодушно задавался вопросом журнал 'New Yorker', - и распространения антитеррористического давления, превратившегося в неумолимое преследование целых народов на Кавказе.

Путин одновременно хочет вернуть России ее утраченное величие - на этот раз при помощи газового и нефтяного оружия, пришедшего на смену ядерному, - и внутри страны гарантировать железный контроль общества. Обе эти задачи несопоставимы с понятием демократии, как несопоставим с ним и тот факт, что именно действующий президент принимает решение о том, у кого будет больше шансов стать его преемником в 2008 году, учитывая, что он поставил на одну ступень в правительстве обоих своих дофинов: Дмитрия Медведева и Сергея Иванова. Явный избыток политтехнологий.

____________________________________

Ситуация с преемником Путина становится менее ясной ("The Wall Street Journal", США)

Доктрина Путина. Россия выходит из тени ("The Washington Post", США)

*****

Комментарии читателей

Беатрис, 16.02.2007

Господин Путин не заслуживает доверия. Достаточно ознакомиться с его послужным политическим списком. Меня крайне удивляет, что сейчас наши европейские политики (всегда готовые проявить себя с самой лицемерной своей стороны) начинают осознавать, что царь несколько груб. Хотя на Путине и нет непосредственной вины за убийства Политковской и Литвиненко (это более чем сомнительно), тем не менее, он ни разу не показал, что его задевает или волнует, что кто-то устраняет его врагов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.