Резонанс, вызванный выступлением президента России Владимира Путина на конференции в Мюнхене, посвященной проблемам политики безопасности, будет продолжаться еще долго. Не случайно выступление главы российского государства сравнивали со знаменитой речью У.Черчилля в Фултоне, положившей начало 'холодной войне'.

Конечно, это натяжка, сравнивать Фултон и Мюнхен, но то, что в Мюнхене В.Путин устроил западным политикам 'холодный душ', соответствует действительности. По существу, российский президент не сказал ничего нового: в различных ситуациях он уже неоднократно формулировал те мысли, которые озвучил в Мюнхене. Но теперь его выступление подвело черту под периодом временной слабости России, последовавшим после распада Советского Союза. Его речь кратко суммировала нереализованные обещания Запада, данные Москве в прошедшие годы. Выступление было свидетельством ошибочности приближения НАТО к российским границам, продемонстрировало несостоятельность идеи о наличии в мире лишь одной сверхдержавы с центром в Вашингтоне, функционирующей на основе собственных правил и навязывающей международному сообществу свое видение глобальных проблем. Негативная реакция на такую политику правомерна.

Приведенные В.Путиным факты отличались конкретностью и убедительностью. Россия словами своего президента дала понять, что она не намерена поддаваться давлению со стороны Запада и будет проводить самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику. И на необоснованное продвижение Североатлантического альянса к собственным границам она готова предложить 'асимметричный', но адекватный ответ. Все разговоры о том, что подобного рода шаги предпринимаются с одной целью - защитить Европу от агрессии со стороны государств, составляющих т.н. 'ось зла', есть ложь чистой воды: достаточно посмотреть на карту мира.

Где находятся Иран и Северная Корея, и где - Чехия и Польша? Россия не будет тратить силы и средства на создание очень дорогой, но не очень-то надежной системы противоракетной обороны. Она выровняет дисбаланс сил другим способом - создаст дополнительные технологии, способные преодолеть западный противоракетный 'зонтик'. Никто из реально мыслящих политиков на Западе, и, прежде всего, в Западной Европе, не заинтересован в возрождении 'холодной войны' даже в ее признаках: интересы западного и российского бизнеса теперь переплетены слишком тесно. Добрая порция антиамериканизма, преподнесенная президентом России в Мюнхене, могла быть реакцией на недавнее заявление министра обороны США Р.Гейтса в Конгрессе США, в котором он поставил Россию в один ряд с Северной Кореей, а, по сути, призвал США начать подготовку к войне.

Вопреки тому, что выступление В.Путина очевидным образом усилило у Запада раздражение и опасение в отношении России, сегодня нельзя говорить о новом этапе 'холодной войны', как об этом стали писать некоторые европейские политики и журналисты. Это было бы большим преувеличением.

_______________________________________________

Путин наносит ответный удар ("The New York Times", США)

Путин - русский Франклин Рузвельт? ("The Baltimore Sun", США)

Путин пугает, а нам не страшно ("Los Angeles Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.