В мае 2004 г. специалист [воинское звание - прим. пер.] Джастин Лиллз (Justin J. Lillis), выпив 'сока хаджи' - иракского самогона, незаконно пронесенного на военную базу Баллад гражданскими подрядчиками, открыл беспорядочный огонь из автомата М-16.

'Он попал в автомобиль, взятый напрокат одним из подрядчиков, - говорит Фил Кейв (Phil Cave), адвокат 24-летнего Лиллза. - Он залез в Humvee, начал гонять по базе и стрелять'. Он обстрелял казармы и солдат, охранявших вход на базу.

Полгода спустя на базе сухопутных войск под Багдадом специалист третьей бригады третьей пехотной дивизии Крис Роулэн (Chris Rolan) после распития с сослуживцами виски и джина из нелегальных запасов, навел свой табельный пистолет на другого военнослужащего и застрелил его.

А в марте 2006 г. американские военнослужащие совершили, вероятно, свое самое чудовищное преступление в Ираке. Как заключила военная прокуратура, несколько солдат 101-ой воздушно-десантной дивизии с базы в Махмудии, выпив несколько бутылок местного самогона, полученного от солдат иракской армии, изнасиловали 14-летнюю иракскую девочку и убили ее и ее родных.

Алкоголь строго запрещен в американских войсках в Ираке и Афганистане, но он все чаще становится причиной преступлений, которые совершаются военнослужащими, размещенными в этих странах. Согласно данным, полученным New York Times по запросу, сделанному в соответствии с законом о свободе информации, с алкоголем и наркотиками связано более трети уголовных дел, заведенных на военнослужащих в двух зонах боевых действий - 240 из 665 дел, закончившихся вынесением обвинительного приговора.

Из 240 дел в 73 фигурируют особо тяжкие преступления, в том числе, убийства, изнасилования, грабежи и разбои. На преступления, совершенные на сексуальной почве, приходится 12 обвинительных приговоров.

На алкоголь и наркотики приходится примерно по половине из 240 преступлений, хотя с 2004 г. число преступлений на почве алкоголя растет с каждым годом.

Несмотря на запрет командования на потребление алкогольных напитков - и строгие нормы ислама, не допускающие спиртного и наркотиков - выпивка дешева и даже более доступна для военнослужащих, желающих своими силами справиться с последствиями боевого стресса, депрессией и продолжительных командировок, говорят военные адвокаты, врачи и командиры, помогающие солдатам решать эмоциональные проблемы.

'Ясно, что армия испытывает серьезные проблемы с алкоголем, - говорит доктор Томас Костен (Thomas R. Kosten), психиатр из хьюстонского Медицинского центра помощи ветеранам (Veterans Affairs Medical Center). Он связывает пьянство и наркоманию среди военнослужащих со стрессом, вызванным работой в зоне боевых действий. 'Они пытаются вылечиться тем же, чем участники войны во Вьетнаме, - говорит Костен. - Они обращаются к алкоголю и наркотикам'.

Представители Пентагона и военные эксперты в области здравоохранения признают, что употребление алкоголя и наркотиков в зонах боевых действий, по-видимому, отражает более широкую тенденцию к распространению пьянства среди представителей всех родов войск, но в особенности - в сухопутных войсках и морской пехоте, на которые приходится львиная доля работы на поле боя.

Например, опубликованное в январе исследование Пентагона на тему здоровья военнослужащих показало, что уровень пьянства в сухопутных войсках вырос с 2002 г. по 2005 г. на 30%, что "возможно, свидетельствует об укреплении тенденции к чрезмерному потреблению алкоголя в сухопутных войсках".

Исследование Пентагона выявило, что, если на флоте и в ВВС средний уровень потребления алкоголя стабильно снижается с 1980 года, когда начались исследования состояния здоровья военнослужащих, то в сухопутных войсках и морской пехоте он значительно возрос и превысил показатели по гражданскому населению. Впервые с 1985 года более четверти военнослужащих сухопутных войск, участвовавших в исследовании, сообщили, что они регулярно крепко выпивают, то есть потребляют за раз не менее пяти порций спиртного.

Также в 2005 году среди военнослужащих возросло количество употребляющих наркотики - в 2005 году таких было около 5 процентов, что практически в два раза больше показателя 1998 года. В исследовании эта тенденция названа 'причиной для беспокойства'.

У военных обнаружились и другие проблемы со здоровьем и вредные привычки: например, выросла популярность жевания табака. Кроме того, за последние десять лет доля военнослужащих, чей вес считается избыточным, увеличилась до 20 процентов.

Линн Паланд (Lynn Pahland), директора Бюро по вопросам здравоохранения Пентагона, особенно беспокоит распространение серьезного злоупотребления алкоголем и наркотиками среди кадровых военных, проходящих службу в Министерстве обороны:

- Это очень серьезно, - заявила она журналистам. - Это огромный потенциальный источник проблем.

В военной среде обращение к врачу по поводу психического расстройства, в том числе алкоголизма или наркомании - неписаное табу, особенно среди офицеров, борющихся за продвижение по службе. Собеседование с несколькими офицерами, проведенное в рамках подготовки данной статьи, показало, что Пентагон, по их словам, не прилагает достаточных усилий для того, чтобы бороться с этой проблемой. Хотя в свое время Минобороны тратило на инициативы, призванные изменить эту ситуацию, миллионы долларов, даже организовав специальный интернет-сайт для того, чтобы снять с распития спиртного флер 'военного гламура', со временем, по словам представителя Пентагона, финансирование этих программ сошло на нет. В текущем финансовом году затраты на программы по борьбе с алкоголизмом, курением и ожирением упали до 7,74 миллиона долларов. Для сравнения - в 2005 году на эти цели было выделено 12,6 миллиона, то есть объем финансирования снизился на 39 процентов.

Некоторые военные медики и специалисты-психотерапевты считают, что одним из факторов повышения количества употребляющих алкоголь и наркотики является использование при комплектовании Сухопутных Сил так называемых 'моральных исключений', позволяющих принимать на службу лиц, ранее привлекавшихся к ответственности за уголовные преступления.

В Ираке достать спиртное или наркотики нетрудно. Один из самых популярных способов нелегального провоза фирменного джина или чистого рома, по словам солдат - в бутылках из-под средства для полоскания рта, которое присылают им в посылках друзья из дома. Чтобы жидкость выглядела 'более медицинской', в нее добавляют голубого или желтого пищевого красителя. Как рассказывают офицеры, в Сухопутных Силах известны случаи, когда врачи провозили водку, наливая ее в пакеты из-под физиологического раствора для капельницы. В самом Ираке у солдат иракской армии или гражданских рабочих, работающих на американских военных базах, можно приобрести местное спиртное - естественно, весьма сомнительного качества. Известно, что иракские солдаты неплохо зарабатывали на продаже своим американским коллегам местных препаратов, продающихся в гражданских аптеках по рецепту.

Стоит отметить, что командование далеко не всегда считало употребление спиртного серьезной проблемой. По словам одного отставного полковника, 'в 70-х годах в армии существовала культура, поощрявшая подобные возлияния'.

- Мы много раз ходили выпивать целой компанией, и никто никогда не думал, что если твоему приятелю вздумалось побеседовать с унитазом в офицерском клубе, то это плохо.

Отношение командиров к такому поведению начало меняться в 80-е годы. Уже к 90-м, по словам нашего собеседника, 'если офицер в клубе принимал больше двух рюмок, на него уже начинали поглядывать подозрительно'.

Однако сегодня ситуация иная: армия ведет одновременно две серьезные сухопутные войны. И военные, и психологи отмечают, что серьезные последствия пьянства проявляются тем сильнее, чем больше военных возвращаются из Ирака и Афганистана с посттравматическим стрессовым расстройством, депрессией и другими психическими болезнями.

- Мне кажется, что здесь самое главное - это стрессы и склонность к самоубийствам, а пьянство - это лишь симптом этой проблемы, - считает психиатр Чарльз П. О'Брайен (Charles P. O'Brien) с медицинского факультета Пенсильванского университета, во время Войны во Вьетнаме служивший врачом на флоте. По его словам, ПТСР страдают многие ветераны иракской войны.

- Много кадровых военных покончили жизнь самоубийством, - добавляет он.

По данным военных медиков и юристов, в состоянии алкогольного опьянения совершается более 90 процентов преступлений на сексуальной почве. Как рассказал нам один из военных юристов Корпуса морской пехоты, ПТСР страдает примерно половина его коллег, которым были предъявлены обвинения в свершении преступлений в Ираке.

- К алкоголю и наркотикам они обращаются, чтобы уйти от реальности, - говорит он.

Исследование, опубликованное в январе, было проведено по заказу Пентагона некоммерческой исследовательской организацией RTI International. Ее проект-директор Роберт М. Брэй (Robert M. Bray) сначала согласился дать интервью нашему корреспонденту, однако впоследствии отказался. Представитель Минобороны заявил, что Брэй не может давать комментарии по этой проблеме.

И все же в последние два года по вопросу опасности злоупотребления алкоголем в войсках начали высказываться самые высокопоставленные военные чины. В 2005 году генерал-лейтенант Франклин Л. Хэйгенбек (Franklin L. Hagenbeck), в то время занимавший пост заместителя начальника главного штаба Сухопутных сил (сейчас он руководит Военной академией в Вест-Пойнте), написал в редакционной статье для журнала, распространяемого среди высшего военного командования, что распространение пьянства и наркомании 'серьезно влияет на боевую готовность войск'. Хэйгенбек писал, что больше половины всех солдат, увольняемых из вооруженных сил за недостойное поведение, за год, предшествующий увольнению, также имели дисциплинарные взыскания за злоупотребление алкоголем и наркотиками. 'Когда хотя бы один солдат употребляет алкоголь или наркотики, от этого страдает вся часть', - писал он.

Подобный 'лавинный эффект', как рассказывают военные адвокаты, неоднократно наблюдался в Ираке: солдаты, употребляющие алкоголь или наркотики ,не только совершают преступления, но и срывают выполнение боевых задач.

Например, специалист Лиллис за стрельбу в нетрезвом состоянии был уволен за недостойное поведение и приговорен к десяти годам тюрьмы. Сейчас он в военной тюрьме в Форт-Левенворте (штат Канзас). Специалист Ролан, убивший своего сослуживца, был приговорен военным судом к 33 годам тюрьмы. На следствии он показывал, что в Ираке пил спиртное, чтобы спастись от депрессии. В махмудийском деле двое солдат уже признали себя виновными в убийстве; Стивен Д. Грин (Steven D. Green), бывший рядовой и, судя по материалам дела, зачинщик преступления, ждет рассмотрения своего дела в федеральном суде. Его обвиняют в изнасиловании и убийстве.

В прошлом году Пентагон истратил 2 миллиона долларов на кампанию 'Тот парень' (www.thatguy.com), рекомендующую военнослужащим воздерживаться от группового пьянства, так как оно всегда идет за счет чего-то другого, реально важного для них самих: пьяницам труднее проводить время в семье, ухаживать за девушками, проводить время с друзьями, заниматься сексом, зарабатывать деньги и поддерживать собственную репутацию.

Этим летом Пентагон планирует начать в интернете еще одну кампанию против пьянства. Врач-координатор проекта капитан Роберт Демартино (Robert DeMartino) из Медицинской службы США возлагает на новый сайт большие надежды. По его мнению, он поможет многим возвращающимся из Ирака военнослужащим эффективнее бороться с психическими проблемами, мешающими возвращению к мирной жизни, в том числе и с алкогольной зависимостью.

________________________________________________

Еще одна блестящая идея от ребят, подаривших вам войну в Ираке ("The Financial Times", Великобритания)

Закат империи? ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.