Термин 'неоконсерватор' имеет много значений, в том числе, 'бывший либерал' и 'еврейский консерватор'. Однако в последние годы это слово получило более четкое определение как философия агрессивной обособленности и попытка навязать демократические идеи арабскому миру. Неконсерваторы также составляют вполне определенную группу в окружении американского президента Джорджа Буша. Это они настояли на вторжении в Ирак, это они отличаются жесткостью подходов к Ирану, Сирии и Северной Корее.

За пределами администрации главным центром неоконсерватизма является Американский институт предпринимательства (American Enterprise Institute). На следующий день после того, как помощника вице-президента Чейни 'Скутера' Либби (Scooter Libby) обвинили в лжесвидетельстве, этот институт провел свое ежегодное торжественно-официальное заседание. Я не ждал от участников раскаяния, но при подобных обстоятельствах в меню просто обязано было появиться нечто вроде самоанализа. Когда-то Американский институт предпринимательства представлял собой спокойное пастбище для умеренных республиканцев. После поражения Джеральда Форда (Gerald Ford) в 1976 году он перешел в частный сектор, а в последние годы превратился в своего рода 'мозговой центр' семейства Чейни. Все эти люди пережили непростой период, непростой второй срок, и я думал, что пара коктейлей заставит их задуматься над своим затруднительным положением.

Это были лишь мои фантазии. Никто с трибуны даже намека не подал на то, что дела идут не так, как ожидалось. Все стоя приветствовали господина и госпожу Чейни, которая уже давно является сотрудницей института. Вице-президент со своего места за главным столом наблюдал за тем, как его друг Бернард Льюис (Bernard Lewis), наверное, самый значительный и влиятельный интеллектуал, стоявший за решением о вторжении в Ирак, вышел получать награду.

В своем выступлении 90-летний Льюис не стал вспоминать прежние аргументы о том, что смена режима в Ираке даст необходимый толчок для прогресса на Ближнем Востоке. Вместо этого он заговорил о тысячелетней борьбе между христианством и исламом. Льюис утверждал, что мусульмане в качестве новейшей стратегии своей 'вечной борьбы за мировое господство' избрали миграцию и террор. Это привычные слова, вполне характерные для автора фразы 'столкновение цивилизаций'. Но что меня действительно удивило, так это слова осуждения Льюиса в адрес Иоанна Павла II, который в 2000 году в обстановке разгула политкорректности принес извинения за крестовые походы. Эти слова вызвали аплодисменты. По мнению Льюиса, мусульмане сами создали все проблемы, вторгнувшись в восьмом веке в Европу. А крестовые походы стали просто неудачной имитацией мусульманского джихада в бесконечной череде завоеваний, поражений и новых завоеваний.

Если с этой точки начать подсчет иронических насмешек, то где мы остановимся? Один еврейский ученый муж критикует Папу Римского за извинения, принесенные мусульманам за священную войну против них, хотя в ходе этой войны велось и массовое истребление евреев. Другие ученые мужи (причем многие из них также евреи) предлагают теоретическое обоснование необходимости вторжения в Ирак. Они аплодируют утверждениям о том, что крестовые походы были не так уж и ужасны, и происходили они так давно, что войны крестоносцев нельзя называть ошибкой. А клуб неоконсерваторов устраивает роскошную вечеринку в тот самый момент, когда главной проблемой американской политики стала попытка выбраться из той ямы, которую выкопали эти люди.

Тем не менее, вне зависимости от того, готовы к этому неоконсерваторы или нет, появляется все больше признаков, что их время подошло к концу. Дональда Рамсфелда (Donald Rumsfeld) сменил в Пентагоне Роберт Гейтс (Robert Gates) - член группы по изучению ситуации в Ирак и приверженец реалистической школы, которая ассоциируется с именем прежнего президента Буша. Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz), стремившийся построить на иракских руинах новый Ближний Восток, перешел во Всемирный банк, где хранит достойное Роберта Макнамары (Robert McNamara) молчание по поводу провала его войны. Еще один бывший руководитель из Пентагона Дуглас Фейт (Douglas Feith) находится под следствием, будучи обвиненным в неправильном представлении разведывательных данных для обоснования необходимости вторжения.

А в Госдепартаменте Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) возвращается к своим реалистическим корням. Похоже, что в настоящее время именно она руководит политикой. Райс принялась за челночную дипломатию в израильско-палестинском конфликте, она рассматривает возможность переговоров с Сирией и Ираном, и даже заключила ядерную сделку с Северной Кореей. Данные шаги означают существенный уход в сторону от того, что перебежчик из стана неоконсерваторов Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama) называет 'твердыми вильсоновскими' идеями. Это может сигнализировать о возврате к менее принципиальному, но более эффективному прагматизму бывшего советника по национальной безопасности Брента Скоукрофта (Brent Scowcroft) и бывшего госсекретаря Джеймса Бейкера (James Baker).

Самый важный из этих сигналов заключается в снижении степени влияния Чейни, который на протяжении шести лет так мощно воздействовал на внешнюю политику, как ни один вице-президент до него. Чейни дискредитирован, ему нездоровится, его ждут многочисленные расследования Конгресса. Мощный удар по отставному вице-президенту нанес суд над Либби, который продемонстрировал, насколько сильно его беспощадное и маниакальное стремление оправдать неудавшуюся войну.

Но еще более важным фактором в низвержении Чейни стало то, что реальные события опровергли его неоконсервативные гипотезы. Вторжение в Ирак не стало катализатором для создания нового Ближнего Востока. Изоляция Северной Кореи подтолкнула ее к ускорению своей ядерной программы. А односторонняя и властная манера поведения США привела к уменьшению американской мощи и влияния. Бушу на закате президентства еще повезло, что у него есть такой 'второй номер', который не претендует на его место. Возможно, теперь он осознает всю степень опасности передачи большой власти в руки человека, не имеющего никакого желания проверять правоту своих взглядов на рынке политики.

Вряд ли Чейни и крестоносцы-неоконсерваторы, идущие по стопам Бернарда Льюиса, будут извиняться за то, что натворили. Как и Буш, они в поисках оправданий обращаются к давней истории. И должна пройти целая вечность, прежде чем кто-то вновь им поверит.

________________________________________

Кто вел неоконсерваторов к катастрофе ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.