Sunday, March 18, 2007; Page B07

Для множества друзей Америки во всем мире слова 'Америка' и 'справедливость' становятся взаимоисключающими понятиями. Мало кто из них будет вникать в 'Гонсалесгейт', приговор Скутеру Либби за дачу ложных показаний или в тонкости 'передачи особым порядком', которой занималось ЦРУ, и поэтому никаких просветов в черных тучах, свинцовой пеленой накрывающих правительство Буша, они не увидят.

Однако под этими тучами судебная система США, как и дух гражданского либертарианства, живет, процветает и работает надежно - хотя, надо признать, временами и несколько ударяясь в крайности. Еще Алексис де Токвилль (Alexis de Tocqueville) говорил о том, что фактор, определяющий и сохраняющий сущность американской демократии, есть 'здоровый шум', ее сопровождающий.

Крик, который поднялся в стране из-за того, что в прошлом году генеральному прокурору Альберто Гонсалесу (Alberto Gonzales) неизвестно с чего вздумалось уволить восьмерых своих подчиненных - лишь очередное доказательство того, что и либертарианцы, и леваки сильно преувеличивают, говоря о том, что в Америке 'поднимает голову фашизм' или формируется 'полицейское государство'. Как, кстати, и вердикт, вынесенный в отношении Либби, самого влиятельного советника самого могущественного вице-президента в истории США, одиннадцатью простыми гражданами. Ничего себе полицейское государство, правда?

Масса шоуменов зарабатывает огромные состояния и немеркнущую славу исключительно тем, что высмеивают, порочат и унижают президента Буша, вице-президента Чейни и их приближенных. Сегодня настоящее инакомыслие проявляют, наверно, только те, кто пытается плыть против этого потока ругани и готов защищать Буша и Чейни - если, конечно, те вдруг ни с того ни с сего сделают что-нибудь достойное и у них вдруг прорежется способность внятно объяснить свои действия разочарованной и весьма скептически настроенной американской общественности.

Бедняге Гонсалесу теперь придется преодолевать препятствия поистине гималайских размеров, чтобы достучаться до сенаторов, как республиканцев, так и демократов, и убедить их, что он их не обманывал и не пытался освободить прокурорские посты для 'нужных людей'. В список каковых в первую очередь входил некий протеже серого кардинала Карла Роува (Karl Rove), из-за участия которого в разработке американской политики репутация Буша, Чейни и вообще всего этого правительства превратилась в то, во что превратилась. С самого-то Роува как с гуся вода: поскольку у него такого понятия, как 'репутация', никогда не было, ему и терять особо нечего.

Этот политический скандал, с которым в основном и связываются разговоры о суперцентрализации Белого дома и кабинета министров (речи У.Б. Йейтса (W.B. Yeats) о том, что система разваливается, когда центр больше не может держать ее в одиночку, они, я так полагаю, и в глаза не видели?) успешно отвлекает внимание от совершенно другого процесса: сегодня против неразумных, а зачастую и действительно незаконных ограничений личных свобод граждан, которые попробовал ввести Белый дом после 11 сентября, активнейшим образом выступают и американские суды, и правозащитные организации, и - да-да - пресса.

Многие меры, на которые пошло правительство, можно и нужно оправдать необходимостью ведения войны с неявным противником - террористическим группировками и государствами, поставившими себе целью уничтожение Америки. Однако когда правительство говорит, что оно имеет право и будет единолично решать, вводить эти меры или нет - без консультаций с Конгрессом и без учета норм международного права, - оно тем самым отвращает от себя многих своих союзников в других странах.

В 2002 и 2004 годах этот силовой, решительный подход действительно сработал в пользу политических целей Роува. Однако удар по доверию к США за границей оказался столь силен, что даже когда бывший полковник КГБ, систематически вытаптывающий в России любые ростки демократических институтов, начинает читать США нравоучения и говорить, что они демонстрируют 'все большее пренебрежение основополагающими принципами международного права', к нему прислушиваются. Многие в Западной Европе восприняли слова Владимира Путина, сказанные в феврале в Мюнхене, довольно серьезно.

Конечно, Путин перегибает палку. Если посмотреть внимательно - хотя в нашу электронно-интернетовскую эру тех, кто готов 'смотреть внимательно', пора уже в Красную книгу заносить, - то становится видно, что просветы в черных тучах все же имеются и американцы, как и большинство официальных представителей их страны, по-прежнему превыше всего ставят закон. У американцев нет, и это правда, серьезного сотрудничества между исполнительной и законодательной властью в вопросе увязывания борьбы с терроризмом с сохранением гражданских свобод, а раз нет сотрудничества, то нет и четкой политической линии.

А раз у них четкой политической линии, за дело должна браться судебная власть. Поэтому о судьбе гражданских свобод в 'Америке ПП" (то есть 'политической поляризации', хотя здесь подошла бы и 'постоянная паранойя') я недавно побеседовал с обладателем самого острого ума во всем нашем Верховном Суде.

Стивен Брейер (Stephen Breyer), когда я задал ему этот вопрос после дискуссии, организованной Франко-Американским фондом (French-American Foundation) конечно же, ушел от прямого ответа, что и понятно. В ответ он он указал мне на шедевр де Токвилля, написанный в 19-м веке: 'Демократия в Америке' ("Democracy in America"). Именно Брейер подчеркнул, что 'шум', что 'споры о политике между людьми' - это уже показатель общественного здоровья. Брейер даже добавил: 'когда я слышу, какие споры разворачиваются вокруг Закона о борьбе с терроризмом (Patriot Act), мне становится хорошо', - что для человека его положения, согласитесь, не совсем обычно.

- У нас есть этот процесс, который называется демократическим шумом. Пусть все кипит, пусть люди кричат друг на друга, это нормально. Конечно, я бы предпочел вежливый разговор, но крик в любом случае лучше молчания.

Согласен с предыдущим оратором. Люди, оторвитесь же наконец от этих Dixie Chicks, Майкла Мура (Michael Moore) и Билла Моу (Bill Maher) вместе с его HBO! Посвятите хотя бы один вечер чтению четырнадцатой главы 'Демократии в Америке'. Не уверен, что то, что там написано, поняли бы французские аристократы, но у каждого из нас есть шанс, книгу довольно просто найти: http://xroads.virginia.edu/~HYPER/DETOC/1_ch14.htm. Может быть, прочитав ее, многие сначала подумают, прежде чем разевать рот и кричать. Заодно и судье Брейеру жить поспокойней будет.

jimhoagland@washpost.com

* * *

*Речь У.Б. Йейтса - имеется в виду выступление знаменитого ирландского поэта Уильяма Батлера Йейтса, бывшего в то время сенатором Ирландии. Он предупредил сенат, что если в самой Ирландии будет поддерживаться ирландско-националистическая католическая риторика, Ирландия тем самым бросит Ольстер в руки англичан. Поскольку практически все сенаторы были католиками, Йейтса подвергли остракизму, и в 1928 году он ушел в отставку. Вскоре в Северной Ирландии начались столкновения между католиками-республиканцами, тяготевшими к Ирландии, и простестантами-юнионистами. (Вернуться к тексту статьи)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.