Полувековая годовщина - время подведения итогов. Как показывает наше исследование, уже два года ведущиеся разговоры о глубоком кризисе Европейского Союза, - это сильное преувеличение. Союз функционирует не хуже (и не лучше), чем до того, как французские и голландские избиратели отвергли евроконституцию.

Поэтому стремление немцев воскресить конституцию в год своего председательства в ЕС, возможно, так же абсурдно, как и логотип юбилея. Достижение соглашения по принятию договора в максимально сжатой версии возможно, но это зависит от целого ряда непростых условий: если Саркози победит на президентских выборах во Франции, если поляков удастся заставить смириться с институциональной реформой, если получится чем-то соблазнить Великобританию, и если почти все страны обойдутся без референдумов. Поскольку, по крайней мере, одно из этих условий не будет выполнено, на успех сделки рассчитывать не стоит.

Вместо того, чтобы твердить об институциональной реформе, которая, возможно, никогда не будет проведена, европейцам следовало бы сосредоточиться на достижимых целях. Это означает проведение серьезной политики в таких сферах, как защита окружающей среды, продолжение расширения ЕС - в частности, прием западно-балканских стран и, в конечном итоге, Турции, а также более активную деятельность как в Брюсселе, так и в столицах стран-членов по привлечению граждан к общеевропейскому проекту. Прежде всего, речь идет о том, чтобы воспользоваться нынешним оживлением для продвижения экономических реформ.

Предсказать будущее ЕС сложно. В ближайшие 10-15 лет он может провести новую волну интеграции или же, наоборот, распасться на противоборствующие лагеря, один из которых будет стремиться вперед, а другой - назад. Еще вероятнее, что он будет просто топтаться на месте. Ну а как мог бы выглядеть ЕС через 50 лет?

ЕС празднует свою сотую годовщину со спокойным удовлетворением. Те, кто полвека назад предсказывал, что он обречен стать второстепенным игроком в мире, где господствуют Америка, Китай и Индия, просчитались. Поворотным моментом стал взрыв американского пузыря недвижимости и крах доллара в начале президентского срока Барака Обамы (Barack Obama) в 2010 г. Но еще важнее были усилия Германии и Франции при Ангеле Меркель и Николя Саркози по осуществлению экономических реформ.

В результате этих реформ в Европе резко снизился уровень безработицы, а благодаря распространению информационных технологий начала расти производительность труда. Возникла проблема нехватки рабочей силы, окончательно решенная лишь после приема в 2025 г. Турции и Украины. Прием Марокко, ставшего первым государством-членом ЕС на африканском континенте, способствовал продолжению европейского бума.

Разумеется, этот путь не был простым. Итальянский кризис 2015 г., когда правительство Джанфранко Фини (Gianfranco Fini) отказалось от единой валюты как раз в то время, когда Британия Дэвида Милибэнда (David Miliband) собиралась вступить в зону евро, привел к тяжелым последствиям.

Однако, хотя от последовавшего за этим дефолта пострадали итальянские держатели облигаций, а испанская экономика вскоре обогнала итальянскую, финансовые рынки оказались милостивы, и правительство Вальтера Вельтрони (Walter Veltroni) сумело вновь перейти на евро в довольно сжатые сроки. После этого ни одна страна не пыталась повторить болезненный эксперимент Италии.

Еще одной причиной спокойного удовлетворения является внешняя политика ЕС. В тревожном втором десятилетии XXI века, когда Владимир Путин, вновь избранный президентом, был готов осуществить вторжение на Украину, именно ЕС убедил администрацию Обамы пригрозить России мощным ядерным ударом возмездия. Украинский кризис стал триумфом министра иностранных дел ЕС Карла Бильдта (Carl Bildt) и ускорил очередной раунд расширения. Примечательно, что менее, чем через десять лет Россия сама подала свою первую заявку на вступление.

В то же время, европейские и американские политики, пытаясь оживить ближневосточный мирный процесс, нашли смелое решение. Благодаря членству в ЕС, в 2024 г. был воссоединен Кипр, так почему же не попробовать вновь? Так Израиль и Палестина стали 49-м и 50-м государствами-членами ЕС.

Теперь самой большой проблемой стала Россия. Ее заявка рассматривается уже 15 лет. Некоторые говорят, что она слишком большая, слишком бедная и недостаточно европейская для того, чтобы быть членом Евросоюза. Но теперь, после символического восстановления монархии, в России безупречно демократическая система власти. Почти 250 лет назад русский царь спас Европу от Наполеона. По случаю сотой годовщины ЕС было бы уместно вновь приветствовать Россию в семье европейских народов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.