В ноябре 2005 года, когда к власти пришла Ангела Меркель, все вокруг думали, что первой женщине, вставшая во главе Германии, за рубежом удастся добиться гораздо большего, нежели внутри страны. И сначала Меркель, встав во главе большой коалиции с социал-демократами, действительно поразила всех широтой заявленной дипломатической проблематики, включавшей все самые актуальные вопросы современности, что для ее предшественника было отнюдь не характерно. Однако в последнее время найти различия между Меркель и Герхардом Шредером (Gerhard Schroeder) становится все труднее. Основные дипломатические инициативы, с которыми выступает Германия, на поверку оказываются выхолощенными, а формулировки ответов на трудные вопросы - туманными.

Начнем с проблематики Европейского Союза. В январе, приняв председательство в Союзе, Меркель решила, что предоставленное ей шестимесячное окно возможностей для формирования брюссельской повестки дня лучше всего использовать для продвижения самой мягкой политики, какую только можно было придумать - возрождения Европейской Конституции. Если сделать это не удастся, провозгласила она, это будет не менее чем 'историческая ошибка'.

Давайте все-таки оставим небо птицам: на самом деле цель, о которой идет речь, и не чревата практически никаким риском, и особых выгод никому не обещает. Вне зависимости от того, 'успешно' ли Меркель выловит этот документ из мусорного ведра истории, куда ее вроде бы уже окончательно отправили французские и голландские избиратели, она в любом случае останется в памяти народной примером 'доброго европейца', попутно получив свою дозу подхалимства от европейской пишущей братии. Получится - быть ей великим государственным деятелем. Не получится, что вероятнее - ну что ж, попытка не пытка.

Получится у нее или не получится - Европейскому Союзу и без этого документа будет неплохо. Конечно, структуры расширенного ЕС нуждаются в кое-каких доделках, но такие полезные шаги, как, например, упрощение избирательных процедур, можно сделать и без конституции.

Реальные проблемы ЕС лежат в совершенно другой области: это расширение на Балканы и в Турцию, это экономические реформы, это незавершенность структур общего рынка, терроризм, иммиграция, энергетическая безопасность. . . список можно продолжать. Хотя решение любой из этих проблем принесло бы Европейскому Союзу намного больше выгод; самой Меркель решать эти проблемы было бы значительно труднее.

Еще одна любимая 'мягкополитическая' тема Меркель - глобальное потепление. Десять дней назад участники саммита ЕС согласились к 2020 году сократить выбросы углекислого газа на 20 процентов и поднять долю возобновляемых источников в энергобалансе до тех же 20 процентов. 'Двадцать и двадцать' - это, конечно, красивое решение с точки зрения пиара, но оно же неопровержимо доказывает, что сей целевой показатель взят с потолка. Хотя графику снижения выбросов, заданному Киотским протоколом, сейчас соответствует ситуация только в двух из пятнадцати стран 'старого ЕС', Меркель ничтоже сумняшеся толкнула Союз на гораздо более амбициозный проект.

- Мы считаем, что Европа может стать примером для других в реальном выполнении более привлекательных и положительных задач в климатической сфере. Под 'другими' я имею в виду, например, Соединенные Штаты, - заявила Меркель после саммита.

Про Америку, конечно, всякий бы догадался. Но эта последняя антиамериканская шпилька предстает в особенно любопытном свете, если учесть, что в 2000-2004 годах объемы выбросов СО2 в Штатах росли медленнее, чем в 1995-2000 годах, в то время как в Европе, по последним данным ООН, их рост за тот же период, напротив, ускорился.

Выходя за пределы ЕС, Меркель тоже меняет передачу - и тоже на пониженную. В прошлом году на мюнхенской международной конференции по безопасности в ее речи, в которой говорилось об опасности ядерных амбиций Ирана и угрозах в отношении Израиля, отразился весь опыт, приобретенный Германией во время самых темных страниц ее истории.

- В начале 30-х годов прошлого века, когда поднимал голову национал-социализм, было много таких, в том числе и за пределами Германии, кто думал, что это 'просто слова', - заявила она. - Сегодня, оглядываясь на те дни, мы понимаем, что у них было время, чтобы отреагировать по-другому.

Год назад немало народу не на шутку насторожилось, услышав это. Слова Меркель прозвучали фактически как призыв к превентивному удару по муллам. А теперь посмотрим, как она вела себя на этом же собрании месяц назад. Формулировки были уже куда более сдержанны, и вообще явно было видно, что иранскую политику она готова полностью отдать на откуп министру иностранных дел Франку-Вальтеру Штайнмайеру (Frank-Walter Steinmeier) -одному из главных людей при Шредере, при Меркель ставшему главным поставщиком пряников для Ирана при полном отсутствии кнута, из-за которого Германия никак не может определить свою позицию по санкциям. Судя по всему, это правительство, как и прошлое, очень не хочет ставить под удар тесные коммерческие связи с Ираном. Под прямую торговлю с Ираном, который остается крупнейшим торговым партнером Германии, Берлин продолжает проводить крупную программу экспортных гарантий.

Что касается Афганистана, то и здесь позиция Меркель - одна из основных причин, по которой миссия натовских войск по стабилизации страны становится все сложнее. Хотя контингент германских войск, развернутый в Афганистане, насчитывает 2700 человек, Берлин уже неоднократно отвечал отказом на просьбы Альянса переместить часть этого контингента с относительно спокойного севера в более опасные южные районы. То есть получается, что все бремя борьбы с поднимающим голову 'Талибаном' приходится нести американцам, британцам, датчанам и канадцам.

Самым свежим разочарованием по-меркелевски стала ее реакция на планы Америки расширить свой противоракетный щит. Польша и Чехия ведут с Вашингтоном переговоры об установке радара и пусковых установок противоракет в целях совершенствования защиты Европы от возможной ракетной атаки Ирана. Против этого плана резко выступил Владимир Путин, рассчитывавший тем самым подстегнуть российские националистические силы и оказать давление на чехов и поляков - ведь Путин прекрасно знает, что это ограниченная система никак не сможет снизить возможности российской ядерной угрозы. И министр иностранных дел Германии немедленно бросился на защиту - кого бы выдумали? - Кремля! Штайнмайер обвинил США в том, что те не проинформировали Россию о своих ракетных планах.

У Меркель была возможность поставить на вид своему министру, что, ублажая Москву, он возрождает эпоху Шредера - однако она, хотя и выросла в Восточной Германии, напротив, поддержала его. На этой неделе, перед поездкой в Варшаву, канцлер Германии заявила:

- Мы - и в Польше я скажу именно это - предпочитаем принимать решение внутри НАТО и открыто обсуждать его с Россией.

Почему-то единство сил НАТО в Афганистане немцев заботит не так сильно. В данном случае принимать решение должны только те страны, которых оно непосредственно касается.

Сложно сказать, что происходит - то ли ожидания, связанные с внешней политикой Меркель, были ничем не обоснованы с самого начала, то ли партнер по коалиции, по силе практически не уступающий ее собственной партии, связывает ей руки сильнее, чем она рассчитывала. Ясно одно: если подъем германской экономики еще продолжается - за счет мер, принятых до ее прихода к власти, - то германская дипломатия такими успехами похвастать почему-то не может.

Автор статьи - редактор колонки State of the Union.

____________________________________________________

Евросоюз заблудился ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.