Поползновения США разместить элементы широко известного противоракетного щита в Восточной Европе постоянно вызывают враждебную реакцию со стороны России. Эти разногласия между Москвой и Вашингтоном происходят в то самое время, когда двусторонние отношения между державами находятся на самой низкой точке со времен 'холодной войны'.

Вашингтон 22 января официально обратился с просьбой к Чешской Республике и Польше о возможности размещения на их территории в период до 2012 года радара, служащего для обнаружения ракет, и десяти 'перехватчиков' или противоракет. Эти средства ПРО станут первыми элементами противоракетного щита в Европе, которые будут перехватывать ракеты, запущенные 'государствами-изгоями', например, Ираном. Пентагон выделяет ежегодно 10 миллиардов долларов на этот проект, запущенный Джорджем Бушем в 2002 году, и которому еще далеко до завершения. Американская просьба, встреченная с энтузиазмом Прагой и Варшавой, вызвала немедленную критику со стороны высших эшелонов российской власти. Не обошлось и без прямых угроз. Генерал Соловцов, командующий Ракетными войсками стратегического назначения, заявил 19 февраля, что Россия оставляет за собой право нацелить свои ракеты на базы ПРО в Чехии и Польше.

Первый аргумент, приведенный в частности 10 февраля Владимиром Путиным в мюнхенской речи, в которой он обличал американский унилатерализм: бесполезно размещать в Европе элементы щита в качестве защиты от Ирана или Северной Кореи, поскольку эти страны не обладают достаточными техническими возможностями, и выпущенные ими ядерные заряды до Соединенных Штатов просто не долетят.

Второй аргумент: щит компрометирует силу ядерного устрашения России. И рискует послужить толчком новой гонке вооружений. Российский министр обороны заявил, что России придется принимать ответные меры и дать ассиметричный ответ, который будет заключаться в разработке собственной стратегической системы (межконтинентальных ракет), поскольку его страна должна обладать возможностью преодолевать любые системы ПРО.

Пентагон отвечает, что щит предназначен для обороны и не направлен против русских. Это успокаивающее заявление потонуло в чрезмерных восторгах польских союзников по поводу того, что американская система защитит их от бывшей 'империи зла'. Хотя даже если американское оборудование в Европе и было бы направлено против России, оно не представляло бы для нее серьезной угрозы. Что могут сделать десять ракет-перехватчиков против 1700-2000 ядерных боеголовок, которые у России еще останутся на вооружении в 2012 году.

Кроме того, у России есть новый стратегический ракетный комплекс 'Тополь-М'. Эта ракета весом в 120 тонн обладает, по меньшей мере, двумя преимуществами: ее стартовая скорость выше, чем у ее предшественниц (соответственно ее труднее сбить), и она располагается на мобильной пусковой установке (в нее сложнее попасть, чем в стационарные комплексы).

Пентагон уверяет, что он, начиная с 2004 года, держал российских военных в курсе своего проекта, и говорил о нем в ходе, по меньшей мере, одиннадцати двусторонних встреч, состоявшихся с марта 2006 года. В таком случае, почему русские так возмущаются? Мы можем выдвинуть четыре гипотезы, не претендующие на исключительность:

1) Американский проект устраивает Сергея Иванова, бывшего министра обороны, назначенного в прошлом месяце первым заместителем премьер-министра, и одного из потенциальных преемников Владимира Путина в 2008 году. Данный проект позволяет оправдать увеличение военного бюджета (который с 2001 года всего лишь утроился) и запуск в перспективе до 2015 года новой ракетной системы, способной нейтрализовать самолеты, баллистические ракеты или спутники.

2) Угроза противоракетного щита дает русским хороший предлог для выхода из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Глава российского генштаба уже этим пригрозил. РСМД был подписан в 1987 году Рейганом и Горбачевым, он запрещает производство и развертывание ядерных ракет с радиусом действия от 500 до 5500 км. Тем не менее, многие российские высокопоставленные военные хотели бы снова получить этот тип ракет, чтобы быть во всеоружии перед лицом новых угроз, тех же самых, о которых говорит Вашингтон, объясняя, зачем ему нужен противоракетный щит. Иванов, выступая перед иностранными журналистами, сказал, что Россия хочет иметь возможность остановить любого потенциального врага. У Соединенных Штатов только два соседа - Мексика и Канада. У России же - Северная Корея, Иран, а Афганистан и Пакистан также находятся неподалеку.

3) Громкие возмущенные крики напугают другие страны, которые могут соблазниться идеей участия в американском проекте. Пентагон уже 'закинул удочку' на Украину и в Грузию, чьи президенты являются ярко выраженными атлантистами, но те еще официально не обозначили свою позицию по этому вопросу.

4) Четвертая гипотеза вытекает из третьей. Предложения, которые американцы делают бывшим государствам-участникам Варшавского договора (Польше, Чешской республике), и, что еще хуже, бывшим советским республикам (Украине, Грузии) являются подтверждением того, что Москва теряет контроль над пространством, бывшим для нее 'подушкой безопасности'. За последовательным расширением НАТО, пришел черед последнего табу: американское оружие может появиться на задворках России. Поэтому реакция Москвы - это не только поза, продиктованная стратегическими и политическими соображениями, это - почти что рефлекс иммунной системы. Как говорит Ян Прайд (Ian Pryde), президент московского центра 'Eurasia Strategy and Communication', России при распаде империи удалось избежать сильного кровопролития. Геостратегическая катастрофа, по словам Путина.

Российский медведь вышел из спячки 1990-х годов и накачал мускулы с помощью нефтедолларов, и почему, собственно, теперь в ответ на угрозы и унижения он не может рявкнуть в ответ?

________________________________________

Система противоракетной обороны направлена против России ("Slovo", Словакия)

Попытки узаконить неприятие системы ПРО ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.