Sunday, March 25, 2007; Page B01

'Война с террором' породила в Америке атмосферу страха. После ужасных событий 11 сентября эти три слова, превратившись по милости администрации Буша в общенациональное 'заклинание' оказывают губительное воздействие на американскую демократию, психику наших сограждан и положение США в мире. Более того, это словосочетание мешает нам эффективно противодействовать реальной опасности, которую представляют фанатики, способные использовать против американцев террористические методы.

Ущерб, который наносят эти три слова (классический пример поговорки, о том, что наши злейшие враги - мы сами) намного превосходит самые смелые мечты фанатиков, планировавших теракты 11 сентября в пещерах Афганистана. Сам по себе этот термин абсолютно лишен смысла. Он не дает ни малейшего представления о том, кто наш враг, и где он находится. Терроризм - не противник, а метод ведения войны: политический шантаж за счет убийства безоружных некомбатантов.

Однако здесь, возможно есть свой маленький секрет: не исключено, что сама расплывчатость этой фразы - результат осознанного или интуитивного замысла ее создателей. Постоянные разговоры о 'войне с террором' позволили добиться одной важной цели: они способствовали созданию в обществе атмосферы страха. Страх туманит разум, нагнетает эмоции и облегчает политикам-демагогам задачу мобилизации граждан в поддержку избранного ими курса. Война в Ираке, которую мы развязали по собственной инициативе, никогда бы не получила поддержки в Конгрессе, если бы не психологическая привязка утверждений о наличии у Ирака оружия массового поражения к потрясению, которое мы пережили 11 сентября. Победа президента Буша на выборах 2004 г. также отчасти была обеспечена тезисом о том, что 'воюющая страна' не должна 'менять коней на переправе'. Таким образом ощущение постоянной, но смутной опасности за счет мобилизующего лозунга о 'воюющей стране' направлялось в нужное политическое русло.

Чтобы оправдать 'войну с террором', администрация в последнее время прибегает к фальсификации истории, которая, однако, может вполне реально повлиять на наше будущее. Уподобляя эту войну борьбе США против нацизма и сталинизма (хотя нацистская Германия и советская Россия имели первоклассную военную машину, которой у "Аль-Каиды" нет и никогда не будет), администрация, возможно, готовит общество к войне с Ираном. А такая война неизбежно втянет Америку в затяжной конфликт с участием Ирана, Ирака, Афганистана, и возможно Пакистана.

Атмосфера страха - это джинн, выпущенный из бутылки. Она живет собственной жизнью - и оказывает деморализующее воздействие. Америка сегодня - далеко не та уверенная в себе, решительно настроенная страна, какой она была после Пирл-Харбора, и не та страна, что в разгар кризиса услышала от своего лидера 'Нам нечего бояться, кроме самого страха'. Это уже не та Америка, что со спокойствием и упорством прошла через 'холодную войну', хотя и знала, что в любой момент может разразиться война настоящая, способная за несколько часов унести жизни 100 миллионов наших соотечественников. Сегодня наше общество расколото, неуверенно в себе, и легко может поддаться панике в случае нового теракта на территории США.

Таков результат пяти лет постоянного промывания мозгов всей нации по вопросу о терроре - которое кстати резко контрастирует с более разумной реакцией других стран (достаточно назвать Британию, Испанию, Италию, Германию, Японию), также переживших жестокие теракты. Последний раз, пытаясь оправдать войну в Ираке, президент Буш докатился до полного абсурда, заявив, что ее надо продолжать, поскольку иначе "Аль-Каида" каким-то образом пересечет Атлантику и развяжет террористическую войну на американской земле.

Подобное нагнетание страха, подхваченное частными предпринимателями, подвизающимися на ниве безопасности, средствами массовой информации и индустрией развлечений, набирает обороты уже само по себе. 'Продавцы страха', которых обычно называют экспертами по борьбе с терроризмом, неизбежно ведут беспощадную конкурентную борьбу, пытаясь оправдать свое существование. А значит, их задача - убедить общество в том, что оно столкнулось с новыми угрозами. Поэтому особым спросом пользуются правдоподобные сценарии все более устрашающих возможных терактов - порой чуть ли не с инструкцией по их осуществлению.

С тем, что Америка не чувствует себя в безопасности, и все больше поддается паранойе, трудно поспорить. В одном недавнем исследовании сообщалось, что в 2003 г. Конгресс определил 160 важных объектов общенационального значения, которые могут стать целью потенциальных террористов. Потом в дело вступили лоббисты, и к концу года в списке уже было 1849 объектов; в 2004 г. он разбух до 28360; в 2005 г. - до 77769. Сегодня в общенациональную базу данных внесено порядка 300000 потенциальных объектов для терактов: среди них - небоскреб Sears Tower в Чикаго и 'Фестиваль яблок и свинины штата Иллинойс' (Illinois Apple and Pork Festival).

Не далее как на прошлой неделе здесь, в Вашингтоне, когда я направлялся в редакцию одного журнала, мне пришлось пройти абсурдную 'проверку', которые проводят службы безопасности практически всех частных офисных зданий в столице - да и в Нью-Йорке тоже. Охранник в униформе потребовал, чтобы я заполнил какой-то бланк, показал удостоверение личности, и даже письменно изложил цель своего визита. Интересно, что бы написал террорист: 'цель - взорвать это здание'? И смог бы охранник арестовать такого 'честного' смертника? Абсурдность ситуации лишь усиливается из-за того, что в торговых центрах, заполненных посетителями, подобных процедур не предусмотрено. Нет их также в концертных залах и кинотеатрах. Тем не менее, такие 'проверки в целях безопасности' стали обычным делом - в результате сотни миллионов долларов тратятся впустую, а 'психология осажденной крепости' укореняется все глубже.

Эту паранойю стимулируют и власти на всех уровнях. Вспомните хотя бы электронные табло на общенациональных автострадах с призывом 'Сообщайте о подозрительных действиях': интересно в каких случаях - если вы увидели водителя в чалме? Некоторые СМИ вносят свой вклад в создание атмосферы страха. Кабельные каналы и некоторые печатные издания выяснили, что пугающие сценарии позволяют увеличить аудиторию, а 'эксперты' по вопросам терроризма, которых привлекают в качестве 'консультантов' придают достоверность апокалиптическим историям, которыми СМИ кормят американцев. Результатом стало засилье телепередач, где в роли главных злодеев выступают бородатые 'террористы'. Их воздействие усиливает ощущение непонятной, но реальной угрозы, которой, как нам внушают, подвергается жизнь буквально каждого американца.

К происходящему не замедлила подключиться и индустрия развлечений. Отсюда и все эти бесконечные телесериалы и фильмы, - где отрицательные персонажи имеют явно арабскую внешность, порой для верности подкрепленную религиозными обрядами - которые эксплуатируют обеспокоенность людей и стимулируют исламофобию. Стереотипные черты арабов, особенно в газетных карикатурах, порой обыгрываются способами, печально напоминающими антисемитские кампании нацистов. В последнее время к подобной пропаганде подключились и некоторые студенческие организации, очевидно позабыв, что от разжигания расовой и религиозной ненависти - один шаг до чудовищных преступлений Холокоста.

Атмосфера, порожденная 'войной с террором', поощряет юридическое и политическое преследование американцев арабского происхождения (как правило - лояльных граждан США) за действия, которые не вызывают никаких нареканий, когда их совершают другие. Я имею в виду сообщения о притеснениях, которым подвергается Совет по американо-исламским отношениям (САИО) (Council on American-Islamic Relations) за свои не слишком удачные попытки подражать методам Американо-израильского комитета по общественным связям (American Israel Public Affairs Committee). Некоторые члены Палаты представителей от Республиканской партии недавно назвали участников САИО 'апологетами террористов', и потребовали запретить им использовать для своего семинара одно из помещений Капитолия.

Еще одним непредвиденным следствием происходящего стала бытовая дискриминация, например, авиапассажиров-мусульман. Неудивительно, что неприязнь к Америке даже среди тех мусульман, которых не слишком волнуют события на Ближнем Востоке, усиливается, а репутации США как мирового лидера в формировании конструктивных межрасовых и межрелигиозных отношений наносится непоправимый ущерб.

Еще больше беспокойства вызывает общая ситуация с правами человека. Атмосфера страха порождает нетерпимость, подозрительное отношение к иностранцам и юридические процедуры, подрывающие фундаментальные принципы правосудия. Понятие презумпции невиновности серьезно размыто, если не забыто полностью: некоторых людей - даже граждан США - подолгу держат в заключении без эффективного и своевременного соблюдения судебных процедур. Нет никаких убедительных данных, что за счет подобных эксцессов был предотвращен хотя бы один крупный теракт, а случаи осуждения лиц, готовивших подобные нападения, остаются единичными. Когда-нибудь американцам будет стыдно за все это, как сегодня им стыдно за те случаи в истории США, когда паника среди большинства вызывала нетерпимость к меньшинству.

Наконец, 'война с террором' наносит США огромный ущерб на международной арене. У мусульман сходство между грубым обращением американских военных с мирными иракцами и такими же действиями израильтян в отношении палестинцев порождает враждебность к Соединенным Штатам как таковым. Мусульман, которые видят все это на своих телеэкранах, возмущает не 'война с террором' как таковая, а страдания мирных арабов. И эти настроения распространены не только в исламском мире. Недавно BBC провела социологический опрос с участием 28000 респондентов из 27 стран, которых просили оценить роль различных государств в международных отношениях. В результате Израиль, Иран и США (именно в таком порядке) оказались странами, оказывающими 'наиболее негативное влияние на ситуацию в мире'. Увы, для некоторых людей именно так выглядит новая 'ось зла'!

Результатом событий 11 сентября могла стать солидарность всего мирового сообщества в борьбе с терроризмом и экстремизмом. Формирование глобального альянса умеренных сил, в том числе и в мусульманском мире, который проводил бы спланированную кампанию по искоренению конкретных террористических структур и урегулированию политических конфликтов, порождающих терроризм, было бы куда более эффективной политикой, чем провозглашенная в демагогических целях 'война с террором' и 'исламофашизмом', которую США к тому же ведут практически в одиночку. Лишь уверенные, решительные, и разумные действия Америки способны обеспечить подлинную международную безопасность, а затем и устранить политическое пространство для терроризма.

Где ты, лидер, способный сказать американцам: 'Хватит истерии, пора остановить паранойю'? Давайте действовать разумно - даже перед лицом будущих терактов, вероятность которых отрицать, конечно, нельзя. Будем верны нашим традициям.

Збигнев Бжезинский - бывший советник президента Джимми Картера по национальной безопасности, автор ряда книг. Последняя из них - 'Второй шанс: три президента и кризис американской сверхдержавы' ("Second Chance: Three Presidents and the Crisis of American Superpower")

__________________________________________________

Америка терпит катастрофу ("Los Angeles Times", США)

Збигнев Бжезинский: Русская рулетка ("The Wall Street Journal", США)

Збигнев Бжезинский: Имперская Россия, вассальная Украина ("The Wall Street Journal", США)

Збигнев Бжезинский: Московский Муссолини ("The Wall Street Journal", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.