В аэропорту Душанбе на стоянке выстроились самолеты французских ВВС. Сине-бело-красные круги несколько странно смотрятся на фоне стремительно рвущихся ввысь снежно-белых Памирских гор.

В десятке миль отсюда идет реконструкция старого советского аэропорта - там без лишнего шума работают индийские инженеры. В центре Таджикистана стоит российская дивизия - 10 тысяч человек, - контролирующая огромный передовой район. Говорят, что антитеррористические подразделения таджикской армии обучают американцы.

Все эти силы играют в новую версию 'большой игры' 19-го века. Тогда среди этих же центральноазиатских пустынь и горных пиков за территории и влияние боролись Российская и Британская Империи.

На этот раз главный приз - контроль над трубопроводами, по которым на рынок пойдет примерно пять процентов стремительно сокращающихся мировых запасов энергоносителей. Состав участников тоже существенно расширился: это не только США, Китай, Франция и Индия, но теперь уже и пять бывших республик Советского Союза. С их приходом в игру местные противоречия, среди которых и шаткие позиции авторитарных правительств, и подъем воинствующего ислама, и реки наркотиков, стекающие с маковых полей Афганистана, приобрели новое, поистине международное, звучание.

- Игра в Центральной Азии - это фактически соревнование крупных держав, - считает Дмитрий Суслов, эксперт независимого московского Совета по внешней и оборонной политике. - Только на этот раз в игре участвуют и непосредственно страны этого региона, использующие в своих целях противоречия между Россией, США, Европейским Союзом и Китаем. Игра становится очень сложной.

Мировые державы спешат закрепиться не только в Таджикистане. Это особенно ярко проявилось после терактов 11 сентября, когда их внимание сосредоточилось на проблемах государств этого взрывоопасного региона.

В международном аэропорту Манас соседнего Кыргызстана на солнце сияют целые ряды самолетов-заправщиков KC-135 американских ВВС; с находящейся поблизости авиабазы в Канте взлетают российские истребители 'Сухой-27'. Говорят, что вариант размещения своих войск в Кыргызстане рассматривает и Китай. А в соседнем Узбекистане, в Термезе, располагается вертолетная база с тремя сотнями немецких солдат.

Что нужно России? Бесплатные энергоносители

На вторник и среду в столице Казахстана Астане намечена встреча группы чиновников Европейского Союза, возглавляемой министром иностранных дел Германии Франком-Вальтером Штайнмайером (Frank-Walter Steinmeier), с министрами иностранных дел пяти центральноазиатских стран. На повестке дня будет углубление отношений между Европейским Союзом и Центральной Азией. Стремясь как-то сократить зависимость от российских поставок энергоносителей, которую в Европе считают чрезмерной, ЕС провозгласил 'энергодиалог' с Центральной Азией одной из ключевых целей своей внешней политики. Такие же цели в этом регионе преследуют США. По мнению большинства экспертов, в энергоносителях и заключается основная интрига новой 'большой игры'.

- Центральноазиатские страны в очень большой степени замкнуты на российские трубопроводы и инфраструктуру и вынуждены продавать свои нефть и газ на мировые рынки на российских условиях, - рассказывает Иван Сафранчук, директор московской группы независимого Института мировой безопасности (World Security Institute). - На западе считают, что эти страны получат реальный суверенитет только тогда, когда смогут самостоятельно продавать свои ресурсы.

США решительно поддержали открывшийся недавно нефтепровод Баку-Джейхан, на который было потрачено 4 миллиарда долларов и по которому нефть из бассейна Каспийского моря идет на мировые рынки без участия России. По словам Суслова, Вашингтон подталкивает и богатый углеводородными ресурсами Казахстан к тому, чтобы он вырвался из сферы влияния России и построил трубопроводы-связки с БТД. Недавно одна из серьезных нефтяных компаний Казахстана была продана Китаю, а в 2000 году в Китай пошла первая казахская нефть по тысячекилометровому трубопроводу. Есть сообщения о том, что Китай хочет продолжить этот трубопровод на запад, чтобы качать на восток и каспийскую нефть.

Нестабильность, исламское влияние

На этой неделе исполняется два года с того дня, когда в результате мгновенной революции свой пост потерял президент Кыргызстана Аскар Акаев. С тех пор в этом небольшом горном государстве не прекращаются беспорядки. Через несколько дней после революции в Кыргызстане в узбекском городе Андижоне (так в тексте - прим. перев.) силы, верные авторитарному лидеру страны Исламу Каримову, жестоко подавили восстание, якобы организованное исламистами. После этого возник риск дестабилизации всего региона.

- Все это - очень слабые государства, неспособные предоставить своим гражданам ни социальное обеспечение, ни правосудие, - объясняет Ирина Звигельская, эксперт по центральноазиатскому региону из московского Института востоковедения. - Этот вакуум занимают исламисты, тем самым создающие долгосрочную угрозу стабильности всей Центральной Азии.

За последние два года сразу в нескольких странах региона были арестованы тысячи членов запрещенной исламистской организации 'Хизб ут-Тахрир'. По словам экспертов, эта группировка, призывающая к строительству единого исламского халифата, все более активизируется, особенно в многоэтнической и нищей Ферганской долине, в которой сходятся территории Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана.

- 'Хизб ут-Тахрир' - очень радикальное движение. Многие считают, что оно зародилось в Узбекистане и оттуда распространяется на весь регион, - считает Парвиз Муллоджанов, директор таджикской неправительственной организации 'Общественный комитет за демократический процесс'.

По словам Муллоджанова, при подобной нищете и слабости власти огромное число молодых безработных мужчин становится реальной основой для пополнения любых исламистских движений.

- Если экономические условия станут еще хуже, это превратится в главную проблему нашего будущего, - считает эксперт.

Ирина Звигельская со ссылкой на неофициальные источники заявляет, что примерно треть местной экономики составляют деньги, получаемые от наркотиков. Некоторые эксперты считают, что существует опасность объединения местных наркобаронов с исламскими боевиками, так как и те, и другие одинаково отрицательно относятся к власти, и к попыткам ее свержения.

- Исламисты и наркоторговцы заинтересованы в том, чтобы поддерживать друг друга, - считает Нур Омаров, политолог из бишкекского Славянского университета. - И те, и другие считают наркотики вполне приемлемым оружием джихада против Запада.

Есть и такие, кто обвиняет Запад: по их словам, он сам провоцирует реакцию мусульман, проводя военные операции в Ираке и Афганистане.

- Люди, для которых ислам - главный источник индивидуальности, считают, что борются с чужеземными захватчиками, что, естественно, укрепляет их собственную веру и вызывает в других сочувствие, - считает Саймодин Дустов, директор независимого аналитического Центра информации для демократии и национального прогресса в Душанбе.

Россия, лидер Организации договора о коллективной безопасности, в которую входят три центральноазиатские страны, зачастую пытается противостоять военному присутствию США на территории бывшего Советского Союза. В июле 2005 года, после того, как США осудили подавление властями Узбекистана андижанского восстания, шестисторонняя Шанхайская организация сотрудничества, в которой бал правят Россия с Китаем, выпустила заявление, в котором намекала на желательность закрытия американских военных баз в Центральной Азии. Через некоторое время Америке действительно пришлось вывести войска из все расширявшейся базы Карши-Ханабад в Узбекистане.

Отношения с США все усложняются

При этом Кыргызстан не уступает давлению России и не торопится требовать вывода американцев из Манаса. Эксперты считают такую тактику проявлением новой центральноазиатской тенденции: лидеры стран региона стараются побольнее столкнуть лбами крупные державы.

- Наш президент думал о выводе [американской базы], но постепенно понял, что ее существование отвечает не только интересам Америки, но и нашим интересам, - считает Озорбек Молдалиев, директор независимого Исследовательского центра политики, религии и безопасности, расположенного в столице Кыргызстана Бишкеке.

В последнее время правительство Буша, своими руками толкнувшее некоторых авторитарных лидеров региона в объятия Москвы, слишком громко заявляя о том, что США будут поддерживать демократизацию, занимает несколько иные, более прагматические, позиции. В мае прошлого года во время своей поездки по Казахстану вице-президент США Дик Чейни (Dick Cheney) немало удивил правозащитников тем, что высказался в поддержку казахского лидера Нурсултана Назарбаева, которого обвиняли в запрете оппозиционных партий, манипуляциях результатами выборов и закрытии независимых СМИ. Чейни назвал Назарбаева своим 'хорошим другом' и выразил свое 'восхищение достижениями Казахстана'.

Российские эксперты признают, что после этого шага, а также после сближения с лидером Таджикистана Имомали Рахмоном (он недавно изменил фамилию, до этого она звучала русифицировано - 'Рахмонов') и оптимистических заявлений руководства по поводу демократических перспектив авторитарного Туркменистана, Вашингтон превратился в более серьезного противника.

- Главные угрозы в регионе - развал государственных структур и подъем исламизма, а и то, и другое в долгосрочной перспективе требует демократизации, - считает Дмитрий Суслов. - Но у тех, кто подталкивает регион к этому, сразу же портятся отношения с региональными баронами и теряются рычаги влияния на них. Американцы, судя по всему, это наконец поняли. Рисунок игры становится все более сложным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.