Подготовка плана реализации конституционной реформы 2004 года, ее проведение и следствия вызвали бурную дискуссию в отечественном социуме.

Проект изменений, принятый в бурный декабрь 2004 года, неоднократно был предметом детального юридического, политического и социального анализа.

На прошлой неделе Украина отпраздновала годовщину выборов, а вместе с ней и маленький юбилей обновленной Конституции Украины.

Сегодня, а тем более после подписания указа президента о роспуске парламента, настало время подвести первые, так сказать, эмпирические итоги функционирования парламентско-президентской республики под названием Украина.

Вопреки множеству научных, полунаучных и откровенно псевдонаучных исследований конституционной реформы, очень мало аналитиков брало в фокус своего внимания не нормативно-правовые детали реформы, а системно-функциональные аспекты изменений к Конституции.

Ведь именно их значение привело, в конце концов, к подписанию президентом обжалованного указа о досрочном прекращении полномочий ВРУ.

При детальном рассмотрении составляющих конституционной реформы, общество не обратило внимания на общую конструкцию конституционного лада. Именно того срока, определение которого не содержит ни Конституция, ни законы, хотя упоминается он именно в Основном законе.

И именно по поводу толкования этого срока ведущие конституционалисты Украины ведут отчаянные дискуссии то сужая, то расширяя его содержание.

Позволим себе потрактовать конституционный порядок как форму и способ осуществления государственной власти.

Термин конституционный лад почти соответствует термину форма государства за исключением одного элемента - формы государственного устройства. То есть конституционный лад является совокупностью составных государственного режима и формы государственного правления.

Конституционный лад после реформы 2004 года, которую, учитывая содержание, следует называть не конституционной, пусть автора простят коллеги-юристы, а именно политической, пополнился рядом новых институтов.

Непризнание юридических оснований для функционирования таких институтов, как политическая ответственность коалиции, политическая ответственность правительства и министров, пропорциональная избирательная система с жесткими списками, ответственность правительства перед президентом, запрет на индивидуальный переход депутатов из фракции во фракцию, со стороны правящей коалиции ликвидирует все поводы, которые бы разрешили называть коалицию демократической.

Потому что не может быть по сути своей демократической и даже легитимной та коалиция, которая не признает указов президента.

Аморфное, до марта 2006 года, понятие "политическая ответственность" сегодня приобрело четко очерченные формы. Пусть автора исправят, но именно на основе этого принципа был сформирован нынешний кабинет Януковича, ответственность за который взяли на себя 239 депутатов, которые вошли в антикризисную коалицию.

Учитывая это, кажется вполне обоснованным аргумент президента о нелегитимной ревизии выборов. Ведь партии, которые не вошли в коалицию, приняли решение ни при каких обстоятельствах не поддерживать "антикризисовиков".

И в развитой демократической стране, которой, безусловно, стремится быть Украина, депутаты, которые не соглашаются с оппозиционным статусом своей партии, складывают полномочия и выходят из партии, а не доказывают окружающим, что они - слуги народа и имеют полное право на собственную позицию.

Иметь такую позицию им никто не запрещал, а вот от обязанности выполнять решение руководящего органа партии их никто не освобождал. В случае проведения досрочных выборов, такой атавизм как межфракционные переходы депутатов канет в Лету.

Так же в демократической стране принято проводить перевыборы, если власть и оппозиция не могут найти согласие, владея приблизительно равной поддержкой своих действий среди населения.

И то упрямство, с которым представители коалиции приписывают себе безграничное доверие населения, как минимум, требует подтверждения на всенародных выборах.

Подчеркиваю: перевыборы нужны, прежде всего, для коалиции, чтобы подтвердить легитимность своих программных положений через выборы.

Если уже Янукович так убежден, что у АКК есть 300 единомышленников в нынешнем парламенте, которые настроены на "конструктивный диалог", это может означать, что Партию регионов с сателлитами должны поддержать не меньше 60% электората.

В противоположном случае, они не имеют никакого, в первую очередь, политического права говорить, что украинцы вообще не хотят в НАТО или же, что украинский язык является языком фольклора.

В демократической стране правительство, которое в соответствии с Конституцией является ответственным перед президентом, никогда бы не нарушило его указа, а самостоятельно ушло бы в отставку.

Ведущие партии - члены парламентской коалиции - продемонстрировали полное непонимание и онтологическое непринятие норм демократии об ответственности партий перед своим электоратом.

Партийные лидеры в очередной раз доказали, что демократия (и конституционная реформа) для них наполнены смыслом только в тех случаях, когда речь идет об апробации сроков "дерибанить" и "полномочия" в повседневной жизни.

Потребность отвечать за свои действия не вкладывается в их логику.

Поэтому конституционная реформа, которая дала чрезвычайно широкие, но не абсолютные полномочия парламенту и правительству, стала прокрустовым ложем для номенклатурно-партийной элиты, поскольку предусмотрела и четкие политические требования к деятельности коалиции и сформированного ею правительства.

И пусть в автора бросит камень тот, кто не признает Конституцию политическим документом. А именно она фиксирует, что коалиция формируется в течение месяца, состоит из фракций и может содержать исчерпывающий перечень депутатов-членов.

Иначе, теряется правовая и политическая связь между коалицией и правительством потому, что депутаты-индивидуалисты не могут отвечать за действия коалиционного правительства, как и иметь свое представительство в нем. Поскольку коалиция формируется "на основе согласования политических позиций" фракций, а не индивидуальных позиций депутатов.

В отдельном внимании нуждаются заявления представителей коалиции о том, что президент провел государственный переворот.

То ли от страха, то ли от полной неграмотности и политические маргиналы, уровень поддержки которых сегодня не превышает уровня социологической погрешности, и тяжелоатлеты аппелировать к таинственному термину "государственный переворот", который якобы стремятся реализовать президент и оппозиция.

Любому думающему гражданину понятно, что узурпацией власти или государственным переворотом тяжело назвать указ о перевыборах. Ведь институт перевыборов является механизмом прямой демократии, в отличие от, скажем, постановлений правительства о непризнании указа президента или относительно запрета Минфина финансировать выборы.

Уверен, что подобные заявления требуют резкого вмешательства правоохранительных органов за невыполнение указов президента и публичные призывы к свержению конституционного устройства государства.

Отсутствие единой позиции коалиции четко подтвердила, что главным ее аргументом в споре с президентом были не правовые основания, а сомнительного качества убеждения, что президент просто не может по определению пойти на роспуск.

Отказ печатать указ о роспуске, постановление о неподчинении, реанимация ЦВК а ля "пидрахуй" более, чем красноречиво показали, что нынешняя законодательно-исполнительная власть живет в своей реальности, в которой Закон не является главным атрибутом.

Кто бы что не говорил, а президент довольно откровенно и однозначно в этой ситуации продемонстрировал, что имеет смелость принимать судьбоносные и рискованные решения.

В конкретно этой ситуации Ющенко действовал в строгом соответствии с Конституцией, и потому есть все основания считать, что Конституционный Суд из ряда причин политико-правового характера оперативно откажет в открытии проведения в деле о конституционности указа президента, доказав этим самым легитимность подписания указа.

Этот шаг президента нельзя переоценить с прикладной (прецедентной) точки зрения. Он, безусловно, только приближает Украину к эталонам мировой демократии. Вместе с тем, действия правительства и коалиции показали, что не только правовые нормы, но и правовая культура граждан требует серьезного качественного возрастания.

Конституция опять же стала заложницей своего несовершенства.

Досрочное прекращение полномочий парламента и внеочередные выборы в него будут стимулировать и партии и граждан к более взвешенному поведению и риторике.

А еще они дают серьезный материал для будущей конституционной комиссии, которая будет разрабатывать изменения к действующей Конституции. Уверен, что после этих событий разработки Мороза будут уже не актуальными.

Этой статьей автор и Школа политической аналитики при НаУКМА призывают широкие массы к дискуссии по поводу оптимальной конституционной реформы в Украине и изготовления действенных поправок и изменений к действующей Конституции.

Сергей Балан - координатор правовых программ Школы политической аналитики при НаУКМА в рамках проекта "Коалиция НУО за эффективную конституционную реформу в Украине", для УП

___________________________________

Что за несчастье произошло с украинской 'оранжевой революцией'? ("The Times", Великобритания)

Ющенко: "Ответ на кризис в Украине должен быть жестким" ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.