Одно из направлений иностранной политики Литвы, а заодно и Польши и всего Европейского Союза - поддержка Украины. Поэтому кризис в этой стране вызывает беспокойство как у Вильнюса, так у Брюсселя.

Правда, уже раньше можно было заметить, что задел прозападной интеграции Украины уже почти утрачен, а в стране свои позиции еще сильнее укрепляют сторонники Кремля.

Политические потрясения в Киеве демонстрируют не только настоящее доминирование промосковских сил в структурах управления государства, но и укоренение пророссийского информационного пространства в обществе.

Представители Вильнюса, общаясь с Киевом, как на официальном, так и на неофициальном уровнях, последние несколько лет прививавшие ростки прозападного мышления, уже год назад прозрели, увидев, что украинцы не поверили в идеи оранжевой революции.

В Верховной Раде большинство составили представители левых, промосковских регионов и пророссийского бизнеса, вместе создавшие политический коктейль, имеющий разрушительную нитроглицериновую мощь.

Надежды, что 'хуже прошлой Рады (в которой доминировали левые) не будет', не подтвердились.

После длившихся несколько месяцев потрясений и хождений рядом с конституционным кризисом политическую инициативу переняло промосковское большинство.

Тогда положение еще более ухудшилось. Оказавшийся у правительственного руля политический оппонент В.Ющенко - В.Янукович - во время первого визита в Брюсселе объявил о замораживании стремлений к интеграции Украины в НАТО, будто бы до тех пор, пока украинцы сами не поймут, чего хотят.

Позже влияние в правительстве стал терять и был полностью вытолкнут один из серьезнейших сторонников евроатлантической интеграции - министр иностранных дел Б.Тарасюк.

Одна из немногих оставшихся в кабинете политических фигур, поддерживающих НАТО - министр обороны А.Гриценко.

Во время конституционного кризиса и гражданского противостояния он пока что способен совладать с армией, чтобы она не встала на одну из сторон.

Предупреждавший о тяжелом и непопулярном периоде после оранжевой революции Запад (США и, конечно, Польша с Литвой), похоже, общего языка с украинцами не нашел.

Очевидно, что подтвердились и неофициальные сообщения о миллионах, якобы брошенных Москвой на информационные операции в Украине.

Литва и Польша также ищет способы оживить 'политику восточного соседства' ЕС, найти каналы эффективного воздействия на Украину, Белоруссию, кавказский регион.

Однако эта миссия не была удачной, не смотря на активность литовских дипломатов в Брюсселе, Варшаве, Киеве.

С другой стороны, чересчур затянулись и поиски 'нового подхода' к Украине. Может, действительно не хватило свежих идей.

Политологи и историки приводили в пример даже потомка Гедиминовичей, потенциального претендента на литовский трон П.Сангушку, пытаясь произвести влияние на украинскую интеллигенцию с помощью идущей со средних веков общей истории стран.

Досадно, но понимание, что Украина является частью Европы, живо только в западной части этой страны.

На восток от Днепра - совсем другое информационное и культурное пространство.

Сдержанная реакция Литвы на решение В.Ющенко распустить Верховную Раду свидетельствует о лихорадочном поиске новых идей в Вильнюсе.

Такие идеи на этой неделе в Украину с деловым визитом должен будет привезти премьер Г.Киркилас.

Привычные заверения, что 'Литва поддерживает достойное и цивилизованное' решение политического конфликта, удовлетворили бы нужды только какого-нибудь брифинга для журналистов.

Сторонники демократии в Киеве ожидают твердой и недвусмысленной поддержки от едущего туда премьера Литвы, который будет представлять и ЕС. Потому что оппозиционная сторона уже получила поддержку Москвы.

Желание министра иностранных дел России С.Лаврова посредничать в конфликте может означать только твердое обещание не оставлять В.Януковича.

Москва, только на волосок проигравшая события оранжевой революции, усвоила уроки и ошибок не повторит.

Предприняты все возможные усилия для объединения общественных сил, поддерживающих В.Януковича и его политических союзников.

Понимают ли дипломаты ЕС, что вопрос принадлежности Украины к Западу или Востоку решался не во время оранжевой революции и даже не во время прошлогодних выборов в украинский парламент, а сейчас?

Оправдывает ли боязнь показаться ангажированными и быть обвиненными будто бы во вмешательстве во внутренние дела другого государства равнодушное отношение к Украине, которая переживает момент истины?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.