Всегда виноват, как известно, крайний. Сегодня стало модным освистывать политику Джорджа Буша на Ближнем Востоке. Читатели 'Figaro', которым хватает терпения на мои статьи, знают, что я не разделяю эту точку зрения: ни ситуация в Иране, где интегристы уходят в глухую оборону, ни ситуация в Ираке, которая скорее всего завершится не гражданской войной, а началом примирения между Саудовской Аравией и Ираном под патронажем Вашингтона, не позволяют делать совсем уж пессимистичные прогнозы, не говоря уже о восстановлении независимости Ливана, чему в немалой степени способствовала смелая и твердая позиция по этому вопросу Жака Ширака. Поэтому стоит, как нас учат древнегреческие философы, "уделить пристальное внимание феноменам". Проще говоря, нужно найти причины все более усиливающегося состояния изоляции, в котором оказалась американская держава в конце президентского срока Буша.

Чем делать неверные выводы о ситуации на Ближнем Востоке, не лучше ли бросить беглый взгляд на состояние российско-американских отношений, которые заметно ухудшились, хотя Соединенные Штаты вполне могли бы проводить другую политику, более плодотворную, например, ту которую Кондолизе Райс не разрешили претворить в жизнь в период с 2000 по 2002 годы. В настоящее время американское решение разместить на территории Чехии и Польши первую партию радаров и средств ведения 'звездных войн' является кульминацией направленной против России провокационной стратегии, которую вряд ли можно счесть плодом цельного и последовательного стратегического суждения.

А ведь поначалу обе стороны демонстрировали здравомыслие, и если бы они и дальше придерживались того же подхода, это могло бы положить начало стратегическому сотрудничеству между Вашингтоном и Москвой. Америка хотела продолжать эксперимент, начатый Рейганом в области противоракетной обороны, но на этот раз с более реалистичными целями, нежели те, что ставились перед почившей в бозе программой 'звездных войн': защита от ядерной державы, недостаточно развитой в технологическом плане, чью парочку ракет можно будет наверняка сбить, тем паче, что она уж точно не будет обладать такими военными арсеналами, как Россия или Китай. Вполне здравое решение: создать дополнительный заслон расплывчатым и нечетким амбициям таких стран, как Северная Корея, Иран, Ливия и, - кто знает! - завтра среди них могут оказаться Пакистан, Египет или Саудовская Аравия.

В ответ на это русские быстро дали понять, что не имеют серьезных возражений против отмены так называемого договора по ПРО, условия которого запрещали проводить испытания и развертывание вооружения в космосе, если только американцы вознаградят их за проявленную добрую волю. Мы никоим образом не входим в число тех, кто курит фимиам президентскому правлению Путина, хотя в нем можно различить несколько этапов, одни - лучше, другие - хуже. Но если подумать о том, сколько враждебных шагов совершила администрация Буша в отношении России, когда та могла бы стать ее союзником, просто голова идет кругом.

Отказ ввести чеченское восстание в контекст глобальной войны против терроризма, хотя связи чеченских повстанцев с Аль-Каидой ни для кого секретом не являлись; проведение при Шеварднадзе и после его отставки политики, направленной на превращение Грузии в оплот русофобии и антикоммунизма а-ля 1950-е годы; выдвижение неразумных, противоречащих как интересам Запада, так и киевского правительства предложений по вступлению Украины в НАТО, хотя, например, Австрия, Швеция и Финляндия до сих пор сохранили свой нейтральный статус; отказ от любой формы технологического сотрудничества в космической области с Россией; плодотворные совместные операции против талибов в ходе кампании 2001 года не имели продолжения, и сотрудничество в области контртерроризма с ФСБ или СВР, новыми российскими разведслужбами, было заморожено.

Конечно же, русские - не невинные агнцы, и на их счет можно записать, например, некоторые аспекты сотрудничества с Ираном, хотя в этой стране они всегда поддерживали самых прагматичных политиков, например, Рафсанджани и, в особенности, бывшего главу иранского внешнеполитического ведомства Велаяти. Более тревожным сигналом явился арест, а затем освобождение второго человека в Аль-Каиде египтянина Завахири во время его посещения Кавказа в 2000 году.

Хотела ли Москва таким образом купить себе безопасность, или местные власти не поняли, какая важная птица попалась в их сети, а может даже получили большой выкуп? Но все это не может оправдывать концепцию технологического окружения России с выдвижением на авансцену русофобских настроений новых славянских западных демократий. На нынешнем этапе американцы подталкивают Москву к новой гонке вооружений, а Францию и Германию к новым разногласиям с правительством США.

Можно ли предотвратить этот кризис или, наоборот, нужно вскрыть нарыв, чтобы в мировой борьбе с терроризмом между всеми странами-членами Совета Безопасности вновь воцарились необходимые согласие и взаимопонимание? Для Парижа, - каким бы ни был исход президентских выборов во Франции - как, впрочем и для Берлина ответ на этот вопрос не вызывает сомнений.

_________________________________

Россию просто надули ("The International Herald Tribune", США)

Стратегия Путина по противоракетной обороне - раскол в Европе ("The Financial Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.