Дискуссия о климатических изменениях в ООН показывает, что великие державы наконец прислушались к доводам разума

Если сравнить британский политический процесс со званым обедом, то Тони Блэр - тот самый гость, что час назад откланялся, объяснив, что у него дела - но до сих пор стоит в дверях в накинутом пальто, поигрывая ключами от машины, и болтает о том о сем, и никуда не уходит. В результате возникает странное, 'подвешенное' состояние - когда прежняя эпоха все никак закончится, а новая - никак не начнется. С сентября прошлого года, после попытки отправить премьера в отставку, правительство попросту 'плывет по течению'. Министры настаивают, что работают в обычном режиме, но признают, что ими, по сути, никто не руководит. Возникает ощущение полного штиля.

В этой ситуации обнадеживает уже то, что хотя бы по одному направлению британское правительство взяло инициативу на себя. Вчера Совет Безопасности ООН впервые обсудил вопрос о климатических изменениях. Да-да, дискуссия состоялась не в каком-нибудь экологическом подкомитете, не на Генеральной Ассамблее, где все это выливается в обмен банальностями и лозунгами, и даже не в рамках Международной группы экспертов по изменению климата, а в Совете Безопасности. Тот самый Совбез, что обычно занимается пограничными спорами, санкциями или оружием массового поражения, вчера обсуждал вопрос о выбросах углекислого газа и опасности, которую они представляют для планеты.

Вы скажете - чему здесь удивляться, все вполне логично. В конце концов задача этого органа - разбираться с угрозами общемирового масштаба, а что может быть серьезнее, чем опасность превращения старушки Земли в закипающую кастрюлю? Однако, как бы невероятно эти ни звучало, в Совбезе тема глобального потепления до сих пор не обсуждалась ни разу - да и вчера многие его члены не проявляли особого рвения.

Из постоянных членов Совета против включения вопроса в повестку дня возражали США, Россия и Китай; постпред Москвы признал, что воспринял эту идею 'без энтузиазма из-за того, на какой площадке предлагалось устроить дискуссию'. В переводе с дипломатического это означает: Совбез - место для взрослых разговоров о бомбах и снарядах, а не детсадовской болтовни про деревца и полярных мишек.

К несчастью для Вашингтона, Пекина и Москвы, председательство в Совете осуществляется на ротационной основе, и в этом месяце пришел черед Британии. Министр иностранных дел Маргарет Беккет (Margaret Beckett) настояла на включении этой темы в повестку дня, и вчера дискуссия наконец состоялась. Она была права, что этого добивалась, и правильно поступила, не требуя принятия резолюции, которая быстро переросла бы в бесконечное препирательство насчет какой-нибудь запятой в десятом параграфе. Вместо этого она предложила то, что на ооновском жаргоне называется 'тематическими дебатами', цель которых - просто внушить людям, что проблема серьезна. Несмотря на сомнения 'большой тройки', дискуссия стала настоящим событием: учитывая характер вопроса, к ней присоединилось рекордное число участников - в Совбезе всего 15 членов, а выступили на заседании представители 52 стран. К концу обсуждения явное большинство из них было согласно с тем, что изменение климата представляет несомненную угрозу международной безопасности.

Именно в этом и состояла цель мероприятия - побудить людей взглянуть на проблему по-новому. Для этого есть немало практических оснований. Печальная истина состоит в том, что правительства воспринимают угрозы в сфере безопасности серьезнее, чем любые другие. Достаточно вспомнить, сколько денег Вашингтон тратит на 'войну с террором'. Если Джорджу Бушу удастся провести нынешний бюджет через Конгресс, войны в Афганистане и Ираке за пять с небольшим лет обойдутся американским налогоплательщикам в 750 миллиардов долларов. Экологи просто локти кусают, думая о том, что бы они смогли сделать, имея хоть небольшую часть этой суммы. Скажем, 200 миллиардов вполне хватило бы, чтобы сделать гигантский шаг в сторону 'низкоуглеродной' экономики. На эти средства, к примеру, можно было бы произвести настоящую революцию в производстве электроэнергии, внедрив технологию 'улавливания' углерода для последующего хранения под землей, избегая тем самым выбросов в атмосферу.

Для этого, конечно, необходимо создать нужную инфраструктуру - то есть речь идет о гигантском международном проекте. Однако если правительства стран мира сочтут эти меры безотлагательными, проявят ту же волю, и выделят те же средства, ту же серьезность и решимость, что проявляют Буш и Блэр в отношении войны с террором, такой проект вдруг окажется вполне реальным.

Итак, с политической точки зрения все выглядит вполне логично: представляя глобальное потепление как научную и экологическую проблему, вы и бюджет получаете соответствующий. Если же подать его как вопрос для 'крупных игроков', стоящий наравне с распространением ядерного оружия и международным терроризмом, деньги и внимание вам тоже будут выделять 'по-крупному'.

При этом вы нисколько не погрешите против фактов. Профессор Билл Макгвайр (Bill McGuire) из Центра по анализу рисков (Hazard Research Centre) при Лондонском университетском колледже считает: проблема терроризма по сравнению с изменением климата - 'все равно что прыщик по сравнению с огромной воспаленной раной'. Когда мы называем глобальное потепление угрозой безопасности всего человечества - это не пиаровский трюк, а простая констатация факта.

'Перегрев' планеты представляет самую непосредственную опасность - он несет с собой и угрозы, которые Совет Безопасности тут же признает свой сферой компетенции. Если из-за таяния ледников и подъема уровня моря часть суши будет затоплена, или станет непригодной для жизни в случае засухи, вызванной потеплением, людям, занимающим эти территории, придется переселяться. По вполне достоверным оценкам, к середине столетия число таких 'перемещенных лиц' может составить 200 миллионов. Отчасти подобная миграция будет происходить в пределах одной страны, но многим придется перебираться и в другие государства - а мы хорошо знаем, к каким конфликтам это может привести. Начнется борьба за ограниченные ресурсы - столкновения из-за доступа к плодородным землям и источникам питьевой воды. Представление о том, что нас ожидает в будущем, может дать конфликт в Дарфуре: одной из его причин стало изменение зоны выпадения осадков, вызвавшее столкновения между кочевыми и оседлыми скотоводами.

Причин для таких конфликтов будет множество - от неурожаев и истощения рыбных ресурсов, до гуманитарных катастроф, вызванных ураганами и наводнениями, или борьбы за сами энергоносители - нефть и газ. Список угроз, которые несет с собой изменение климата, бесконечен - они могут напрямую провоцировать конфликты, или доводить уже существующую напряженность до накала, ведущего к войне.

Причем речь здесь идет не только о будущем. Вопрос уже переносится в привычную всем плоскость международных отношений. Вспомним: президент Уганды Мусавени называет рост вредных выбросов в атмосферу 'актом агрессии' богатых стран против бедных. Мы десятилетиями загрязняем планету, а расплачиваются за это они - загубленной природой и человеческими жизнями. (В Уганде 80% электроэнергии вырабатывают ГЭС, поэтому засуха в этой стране означает снижение уровня воды в водохранилищах и острейший энергетический кризис).

Чем нагляднее и острее будут проявляться последствия глобального потепления, тем больше силы наберут подобные настроения - и тем больше вероятность, что они станут причиной конфликтов и даже международного терроризма.

Вчерашняя дискуссия свидетельствует о том, что государства мира начинают это осознавать. Возможно, это не относится к России, чей постпред призывал не драматизировать проблему глобального потепления, и не к Белому дому, который вчера предложил Совету Безопасности принять пустопорожнюю резолюцию, в полном соответствии с постыдной практикой отрицания очевидного, характерной для администрации Буша. Тем не менее, вопреки этой позиции, двое американских сенаторов - республиканец Чак Хейгел (Chuck Hagel) и демократ Дик Дурбин (Dick Durbin) - внесли в Конгрессе законопроект, требующий от правительства подготовить межведомственные "Аналитические оценки разведывательных служб" (National Intelligence Estimate) об угрозе, связанной с климатическими изменениями. Раньше темами для таких оценок могли быть лишь советский ядерный арсенал или ситуация на Ближнем Востоке.

Эти изменения весьма важны. Великие державы умеют 'тушить пожары' на международной арене - стоит лишь захотеть. И сейчас им надо просто понять, что речь идет о пожаре такого масштаба, с которым они еще не сталкивались - его пламя может поглотить все человечество.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.