Ельцин мне вспоминается не просто как человек или политик, а скорее как друг. У него была широкая русская душа в самом лучшем понимании этой фразы. В нем удивительно сочетались открытость, доброта, прямота и решительность. И думаю, именно это сочетание душевности и твердого характера так помогали ему в политической деятельности.

Он не был злопамятным. Никогда не держал зла на политических противников. Мог выпустить пар, но всегда был открыт и прямолинеен. Борис Ельцин любил Латвию. Мне запомнились два его приезда. Первый, когда он приехал на неделю в Юрмалу, пожалуй, в самый трудный для него момент, сразу после путча. Он тогда был настолько усталым и напряженным, что я даже поначалу испугался за его здоровье. Но к моему удивлению, он очень быстро восстановил силы. Буквально за неделю. Он жил в Юрмале, играл в теннис, занимался спортом, мы вместе ходили за грибами, охотились. Уезжал отсюда он уже как огурчик. И даже последний раз, когда он прилетал в Ригу на получение ордена, он поразил меня своим "запасом прочности", хотя кажется уже и возраст не тот.

Помню, в первый приезд мы рыбачили, вместе поужинали, а на следующее утро был назначен прием у посла, и кто-то не то опоздал, не то проспал. Но Ельцин с утра был на ногах. Опять как огурчик, и только возмущался, что кто-то пришел не по расписанию. Конечно, мои воспоминания о Ельцине неразрывно связаны с политикой. Борис Ельцин помог Латвии и странам Балтии в самые трудные для нас дни в феврале 1991 года. Рига была в баррикадах. Он прилетел в Таллин, подписал договор о сотрудничестве с Латвией, я тоже присутствовал на том подписании. Он тогда обратился к российской армии с призывом не допустить насилия и кровопролития по отношению к законно избранному правительству. И надо сказать, люди до сих пор помнят это.

Когда в последний раз он приезжал в Латвию, в программе визита было запланировано посещение Цесиса, где на центральной площади он просто пообщался с народом. Я помню, ему очень понравилось, что собралось так много народу. Завязалась целая беседа. Я даже волновался немножко, все-таки возраст, эмоции. Но он очень четко высказал свое мнение, расставив все точки над i. Когда его спросили об оккупации, он категорично заметил, что Россия и Латвия были оккупированы советской властью, но Россия никогда не оккупировала Латвию. И в этом был весь Ельцин. Простыми словами высказал свое мнение, и люди с уважением отнеслись к такой искренности.

__________________________________________

Могильщик Советского Союза ("La Vanguardia", Испания)

В глубине души Ельцин не был демократом ("The Baltimore Sun", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.