МОСКВА - Российский энергетический гигант 'Газпром' получает солидные прибыли от продаж природного газа в Европу.

Но сейчас компания готовится заработать еще больше денег, на этот раз, благодаря продуктам сгорания, которые получаются при сжигании того самого газа, который покупает Европа. 'Газпром' объявил во вторник о продаже квот на выбросы углекислого газа, в которых нуждаются компании стран-членов Евросоюза, чтобы сжигать газпромовское топливо.

Компания уже приступила к изучению рынка для начала инновационного процесса продажи квот на выбросы в те страны, которые взяли на себя обязательство ограничить количество продуктов сгорания, выбрасываемых в атмосферу и нагревающих, как говорят ученые, нашу планету.

В 2005 году Евросоюз, представляющий собой основной рынок для продаж 'Газпрома', ввел 'схему лимитов и торговли квотами', которая дает возможность виновникам загрязнения окружающей среды покупать квоты на выбросы, а тем, кто загрязняет атмосферу меньше, продавать эти неиспользованные ими квоты. Конгресс в настоящее время внимательно следит за этой системой, рассматривая возможность введения подобного механизма в США.

Усилия 'Газпрома' предпринимаются в рамках масштабных действий российских энергосырьевых компаний, уже являющихся крупнейшими в мире экспортерами нефти и природного газа, по превращению в крупных игроков на развивающемся рынке углеродных квот. Россия в соответствии с условиями Киотского протокола по климатическим изменениям обладает большим количеством лишних для нее квот и надеется превратить их в доходы для своих компаний.

Российские и восточноевропейские компании являются одними из крупнейших в мире производителями парниковых газов. Но они также могут обрести существенные выгоды по договору об изменениях климата, продавая свои права на выброс углекислого газа в атмосферу, если будут вкладывать средства в повышение эффективности сжигания топлива.

Во вторник 'Газпром' сделал шаг в направлении использования этого потенциала - хотя и не напрямую.

Лондонское отделение компании под названием Gazprom Marketing & Trading подписало соглашение о приобретении квот на выбросы путем инвестирования средств в бразильскую электростанцию Propower do Brasil, которая будет работать на биомассе. В соответствии с договором, 'Газпром' затем намерен увязать приобретенные квоты и природный газ в единый пакет, чтобы перепродать это сочетание в виде единого продукта европейским электроэнергетическим компаниям.

У бразильской Propower имеются углеродные квоты на продажу, потому что она использует возобновляемое топливо, которое при сжигании выделяет примерно такое же количество углерода, которое потребляется в сезон роста биомассы. Таким образом, вырабатываемая энергия является 'углеродно нейтральной'. В отличие от биомассы невозобновляемые виды топлива, такие как газ, нефть и уголь, выбрасывают в атмосферу углерод, который миллионы лет находился в связанном состоянии.

В заявлении 'Газпрома' данная сделка называется попыткой обретения рыночного опыта, чтобы со временем продавать российские углеродные квоты в сочетании с газом. Киотский договор, заключенный в 1997 году и позже принятый 36 промышленно развитыми странами, создал механизм поиска наиболее дешевых способов ограничения выбросов теплосодержащих газов. По этому договору те страны, которые производят и выбрасывают газ сверх отведенных лимитов, для выполнения своих обязательств по выбросам должны покупать квоты у производителей из других стран, которые меньшими средствами или более легкими путями добиваются выполнения обязательств по выбросам. Например, в России устаревшие промышленные предприятия настолько мощно загрязняют атмосферу, что даже самые скромные улучшения могут дать существенное снижение углеродных выбросов.

'Газпром' заявляет, что может использовать данную схему для увеличения стоимости продаж газа, потому что европейские электростанции проявляют интерес к покупке топлива вместе с квотами на выбросы.

'На это не следует смотреть как на одноразовую договоренность, - заявил в интервью по телефону из бразильского Сан-Паулу директор нового проекта компании Gazprom Marketing & Trading Клаус Райниш (Klaus Reinisch), который окончательно оформляет там заключенную сделку, - если вы хотите быть коммерческой компанией глобального масштаба, вам нужен и глобальный набор активов'.

'Газпром' конкурирует с коммерческими компаниями, фондами хеджирования и некоторыми крупными американскими банками. Но будучи государственной компанией, он, как и в своем энергетическом бизнесе, имеет огромное преимущество в получении доступа к квотам.

'Россия - это та же Саудовская Аравия, но только по запасам углерода, - говорит представитель Gazprom Marketing & Trading Филипп Дьюхерст (Philip A. Dewhurst), имея в виду квоты на выбросы, - здесь имеются огромные резервы. 'Газпром' в этом бизнесе надолго'. Компания - новичок на этом рынке; свою первую простую сделку по продаже квот 'Газпром' осуществил в ноябре. Он продал природный газ в сочетании с квотами на выбросы углерода при сжигании этого газа, купленные им на европейской бирже. Покупателем была компания Deeside Power, британская дочерняя фирма International Power. В рамках разрабатываемой схемы 'Газпром' намерен предложить 'углеродно нейтральную' энергию электростанциям Европы, используя как российский газ, так и российские квоты на выбросы.

А у себя в России 'Газпром' тем временем активно занимается скупкой квот с целью их дальнейшей перепродажи в Европе. Хотя у компании имеется большой потенциал для снижения выбросов за счет ремонта протекающих трубопроводов на своих собственных месторождениях, 'Газпром' также хочет инвестировать средства в повышение эффективности других российских компаний. Для достижения этой цели 'Газпромбанк', являющийся дочерней банковской компанией 'Газпрома', создал в структуре Dresdner Bank свою площадку для торговли углеродными квотами под названием Carbon Trade & Finance. Данное совместное подразделение начнет накапливать углеродные квоты, вкладывая средства в современное и эффективное оборудование, которое будет устанавливаться на загрязняющих атмосферу промышленных предприятиях России. Получая от этого зачетные квоты, оно будет затем перепродавать их в Европе.

Одним из явных источников пополнения квот является РАО ЕЭС - российская электроэнергетическая корпорация, в распоряжении которой находится большое количество огромных и устаревших электростанций, работающих на угле. Компания признает, что является крупнейшим в мире источником выбросов теплосодержащих газов, которые считаются главной причиной глобального потепления. В связи с этим РАО ЕЭС обладает огромным потенциалом для снижения выбросов путем относительно недорогой модернизации оборудования и замены его на более современное.

В подразделение РАО ЕЭС по торговле углеродными квотами, названное Энергетическим углеродным фондом, выстроилась целая очередь из заинтересованных покупателей. Руководители компании говорят, что в прошлом году к ним обращались иностранные торговые компании, фонды хеджирования, автомобилестроительные предприятия и крупные банки, в том числе, американские финансовые 'тяжеловесы' в лице Morgan Stanley и Merrill Lynch.

Пока что российские частные компании опережают государственные правила, но сделки свои они заключают только за пределами России. Дома сделки заключать нельзя, потому что российское правительство пока не приняло законодательные акты, позволяющие претворять Киотский протокол в жизнь внутри страны. Правительственные чиновники обещали принять их в прошлом году; теперь они говорят, что законы будут приняты летом.

В 2004 году, когда Россия ратифицировала Киотский протокол, российские официальные лица прогнозировали, что компании страны привлекут для реализации технологий по снижению выбросов инвестиции в размере от 6 до 9 миллиардов долларов.

По фьючерсным сделкам в рамках европейских контрактов, сроки выплат по которым наступят в следующем году, цены составляют примерно 15 евро за единицу углеродных квот. Такая зачетная единица соответствует одной тонне углеродных выбросов.

По официальным данным, Россия в целом к 2012 году может снизить выбросы в рамках Киотского протокола на 2-3 миллиарда тонн углекислого газа.

По текущим ценам, общая стоимость российских углеродных квот может составлять от 30 до 45 миллиардов евро, или от 40 до 60 миллиардов долларов. Однако если переговоры по продлению Киотского протокола будут сорваны, эти квоты ничего не будут стоить.

_______________________________________

Добрый гигант 'Газпром' ("Time", США)