Россия и Турция - две законные дщери Византийской империи. Правда и та и другая мало чем походят на своего предка. Общий фундамент очень быстро скрыли культурные надстройки - персидская в Турции, франко-германская в России - но его еще можно разглядеть в архитектуре знаменитых мечетей Стамбула, которые являются прямыми потомками своих предшественниц базилик, а в сердце русской культуры живет тяга к философствованиям и визуальным абстракциям, которые породили российскую современную действительность. Эти две страны объединяют и другие черты, вызывающие уже меньший восторг: обе империи отличались дурной привычкой размещать вдоль своих часто меняющихся границ вооруженные формирования, настоящие банды головорезов - российских казаков, их сербских 'коллег' с австрийских окраин, нерегулярные войска курдов османской армии. Эти бандиты совершали свои 'подвиги' - погромы, геноциды - вплоть до недавних времен. Но в настоящий момент по обеим сторонам границы, разделяющей эти две культуры, начинают происходить события двух типов, несущие в себе огромный положительный заряд.

В России период 'смутного времени' подходит к концу, мы наблюдаем восстановление государства, которое, в отличие от того, что с завидным упорством пишут наши СМИ, не уничтожило ростки демократии, и та пребывает в полном здравии. В Турции, которая продвинулась дальше России по этому демократическому пути, демократы исламисты и светские военные недавно достигли компромисса, что явилось важной вехой на пути создания новой свободной страны.

Исламисты решили не выдвигать кандидатуру Эрдогана на пост президента, и тем самым признали, что отныне будут считаться с этой новой Турцией, в то время как рассудительные светские политики, со своей стороны, не стали возражать против кандидатуры министра иностранных дел Абдуллаха Гюля (Abdullah Gul), который, не поступаясь своими исламскими принципами и не устраивая по этому поводу трагедий, занимался вопросом возможного вступления Турции в Евросоюз.

Ничто не позволяет нам с уверенностью утверждать, что намеченный на следующий год уход с президентского поста Владимира Путина, произойдет также безболезненно. Но, несмотря на усиливающуюся напряженность, уже становится очевидным, что, если ныне действующий президент решит-таки баллотироваться на третий срок, ему придется пройти через всеобщие выборы, где его соперником будет, в частности, российский вице-президент (так в тексте - прим. пер.) Сергей Иванов, который не даст себя легко обставить. Честная дуэль на выборах, компромисс, достигнутый в последнюю минуту - в любом случае Москва явно порывает со своими традициями, и в будущем можно не бояться ни военного переворота, ни тихих убийств за стенами Кремля.

Обстановка на внешних постимперских границах обоих государств становится более спокойной, и это позволяет нам провести вторую аналогию. Правда, Польша братьев Качиньских продолжает свой возмутительный антироссийский курс, но эта страна сама заводит себя в тупик торопливыми и позорными внутриполитическими действиями: перспектива подобия процесса в Риоме (процесс, организованный вишистским правительством в 1942 г., где обвинение пыталось доказать, что предвоенные лидеры Франции несут уголовную ответственность за вовлечение страны в войну, к которой она была не готова - прим. пер.) для генерала Ярузельского и угрозы отзыва мандата депутата Европарламента у отца новой польской демократии Бронислава Геремека (Bronislaw Geremek).

В случае Турции, угроза Тегерана создать шиитскую ось, объединяющую новый Ирак, старую Сирию и Ливан, остается вполне реальной и находит отклик внутри самой Турции в сердцах курдских экстремистов.

Но и данном случае агрессивный экспансионизм одних разбивается о сдержанную позицию противников резких внутриполитических шагов - правительства Сеньоры в Ливане, большинства прагматичных курдских руководителей в Ираке, а также действительных сторонников умеренного подхода в Сирии, которые поддерживают Башара Ассада в его конфликте с собственной семьей. Короче говоря, в этом регионе хватает сил, которые не только позволяют избежать конфронтации, но, без сомнения, открывают новые перспективы: динамичное экономическое сотрудничество между Турцией и Сирией, символом которого является участие Эрдогана в инаугурации нового стадиона в сирийском городе Алеп; мощная экономическая экспансия Турции в иракский Курдистан; прибавьте к этому возрождение Азербайджана, который стал значительным региональным игроком в нефтегазовой сфере и проводит мудрую независимую политику, что являет выгодный контраст с перегибами его соседей - Армении и Грузии.

У двух великих европейских наций есть еще одна общая черта: их воля к интеграции - экономической в случае России, всесторонней в случае Турции - в Европу, которая постепенно вновь обретает уверенность в себе. Тем не менее, на карте еще остается несколько сумеречных зон. Во-первых, технократические недостатки плана Ахтисаари по предоставлению независимости Косово, во-вторых, последние очаги кавказской анархии - грузинское правительство с его тягой к 'холодной войне' и абсурдный шовинистический режим в Армении.

Давайте помечтаем: ах, если бы Москва и Анкара, вместо того чтобы слушать вялые и расплывчатые рекомендации стран Западной Европы, повернулись лицом друг к другу, разработали ряд компромиссных решений, и те принесли бы мир на их культурные границы на Балканах и на Кавказе? Это стало бы самым серьезным и хлестким опровержением мрачных тезисов Хантингтона о неизбежном конфликте цивилизаций.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.