Опять подул холодный ветер. И дует он прямо из Кремля. Между Россией и Соединенными Штатами Америки из-за планов противоракетной обороны вновь разразилась война слов, живо напомнившая времена 'холодной войны'. Вновь возрождены древние аргументы по поводу 'звездных войн', и мы опять сталкиваемся с сюрреалистической драмой прошлого.

Споры разгорелись из-за планов Вашингтона развернуть свою систему противоракетной обороны в Европе путем размещения ракет-перехватчиков в Польше и радиолокационной станции в Чехии. Большинство европейских стран называет эту идею безответственной и дестабилизирующей ситуацию, поскольку в данных планах игнорируется роль НАТО в обеспечении коллективного обсуждения и принятия решений по проблемам стратегической безопасности, а сам альянс превращается в орудие американцев.

США для видимости аргументируют свои планы тем, что система эта не нацелена на Россию, а предназначена для отражения возможных нападений со стороны безответственных и агрессивных государств, подобных Ирану. Но, как и в 80-е годы, русские кричат о нечестной игре. А европейские союзники Америки ощущают глубокую тревогу. Особый привкус горечи этой истории придает тот факт, что Польша и Чехия во времена двадцатилетней давности твердо и надежно находились в рядах советского блока. Российское государство, так и не смирившееся с расширением НАТО, разгневано.

Президент России Владимир Путин своим громким 'нет' американским планам лишь усугубил ситуацию. Одновременно с этим он отвергает любую идею формального установления связей между Москвой и Евросоюзом. Россия очень хочет, чтобы ее считали великой державой, а не просто придатком Запада. И Путин уже использует огромные российские запасы нефти и газа для того, чтобы посеять семена раздора между своими соседями, зависящими от поставок энергоресурсов из России. Проблема противоракетной обороны дала ему еще один повод, чтобы поставить их на место.

Поднимая ставки в этой игре, российский министр иностранных дел Сергей Лавров назвал противоракетную систему 'оскорблением для всех европейцев'. Она подорвет НАТО и ЕС, в то время как Россия хочет сохранить 'трансатлантические связи'. Процесс принятия решений по таким важным вопросам должен быть 'демократическим', лукаво утверждает министр.

Однако стратегия Москвы, как уже давно показали ее переговоры с европейскими государствами по вопросам поставок российского газа, состоит в том, чтобы разделять и властвовать. Путин совершенно определенно усматривает в своих энергетических запасах возможность для восстановления глобального влияния России и для запугивания бывших коммунистических государств Восточной и Центральной Европы. Поэтому альтруистическую озабоченность России по поводу благополучия европейцев лучше всего принимать внутрь с изрядной долей сибирской соли. Может ли у русских быть реальное основание для недовольства? Или это чистой воды каприз? Москва утверждает, что противоракетный щит нарушит стратегический баланс сил на континенте, так как будет напрямую угрожать России. Американский план предусматривает размещение десятка ракет в Польше. Но ни одна из них не будет нести боеголовки, а ракеты противника на траектории полета будут уничтожаться за счет кинетической энергии.

Тот факт, что Польша и Чехия были когда-то частью советской империи, не дает России никакого права запрещать этим странам думать о собственной безопасности. Они должны иметь возможность принимать независимые решения, как это делают Франция и Германия, даже если решения эти кому-то не нравятся. По данному вопросу в рядах коалиционного правительства Германии уже возник открытый раскол. А германская общественность в большинстве своем относится к противоракетным планам враждебно.

Кроме того, действительность говорит о том, что предлагаемая американцами система находится в зачаточном состоянии разработки, а ее эффективность еще предстоит доказать. Система эта должна стать щитом, прикрывающим от будущих угроз со стороны Ирана. Это не наступательное оружие. Не нужно быть ученым-физиком, чтобы понять: такой щит будет бесполезен против тысяч российских ракет, которые теоретически могут быть запущены в направлении Запада - если система эта вообще когда-нибудь начнет действовать.

Так какой же вывод можно сделать из российских предупреждений и германских колебаний? Ну, во-первых, Вашингтону предстоит многое объяснить в этой игре по поиску правых и виноватых. Возможно, раскол Европы на 'старую' в лице Германии и Франции и 'новую', которая включает бывшие страны Варшавского Договора, был умным ходом со стороны экс-министра обороны США (ныне дискредитировавшего себя) Дональда Рамсфелда (Donald Rumsfeld). Однако в рамках нынешнего сценария он кажется близорукой стратегией.

Похоже, что американская администрация совершенно не в состоянии представить себе всю глубину антиамериканских настроений, преобладающих сегодня не только в Германии, но и во всей Европе. А этот фактор может создать препятствия для односторонних инициатив США. Когда речь заходит о проблемах безопасности, общественное мнение с явной подозрительностью относится к двусторонним переговорам между Соединенными Штатами и отдельными странами по вопросам, затрагивающим коллективную безопасность Европы. Точно так же оно отнеслось и к противоракетной обороне. А эти страны лишь усугубляют ситуацию, углубляя и без того нервозное состояние.

Дебаты будут продолжаться. Но русские вряд ли смирятся с системой, которая пробуждает призрак 'холодной войны'. Они уже предупреждают о новой гонке вооружений в Европе.

Ни США, ни Кремль не движутся в данном вопросе в абсолютно правильном направлении. Семена недоверия залегли слишком глубоко, чтобы их можно было выкорчевать простыми надеждами на то, что все уладится само собой. В любом случае, Соединенные Штаты, Евросоюз и НАТО не должны специально восстанавливать против себя Россию. Но они также не должны позволять запугивать себя и идти на отказ от своих решений в вопросах внешней политики только по причине враждебных криков из Кремля. Иными словами, им следует двигаться дальше.

______________________________________

Испытание ракетами ("The Washington Post", США)

Путин поднял ставки в конфликте России с Западом ("The Financial Times", Великобритания)