From The Economist print edition

В марте комплекс Организации Объединенных Наций в Назрани, главном городе республики Ингушетия, два раза обстреливали из гранатометов. Об этом мало говорили и писали, но даже по кавказским меркам это не может не беспокоить. Ингушетия - один из беднейших регионов России. Здесь нашли приют тысячи беженцев, и до недавнего времени она считалась безопасной базой для международных организаций, работающих в соседней Чечне.

С одной стороны, обстрелы противоречат кремлевским заявлениям о 'нормализации' жизни в регионе. Но за решением миссий Всемирной организации здравоохранения, Всемирной продовольственной программы, ЮНИСЕФ и других организаций ООН перевести своих иностранных сотрудников во Владикавказ стоит и гораздо более тревожный фактор.

Судя по информации, полученной редакцией Economist, непосредственно перед обстрелами у департамента безопасности ООН возникли финансовые разногласия с отделом ингушского министерства внутренних дел, ответственным за охрану комплекса. Как нам сообщили, ООН не желала выполнить требования охранников оплачивать все их услуги на территории комплекса, который используется и многими другими организациями.

Официально все стороны отрицают, что какие-либо споры имели место. Один из сотрудников ООН, работающих в регионе, на вопрос о том, есть ли между обстрелами и финансовыми разногласиями какая-либо связь, лишь презрительно рассмеялся и сказал, что это 'высосано из пальца'. Однако от других ооновцев наши корреспонденты слышали, что те, кто должен, по идее, их защищать, на самом деле занимались совершенно обратным. Любопытно, что одна из выпущенных в ооновский комплекс гранат почти попала в здание департамента безопасности. Вторая попала точно.

А потом в этой истории появился и 'добрый следователь': угадайте кто - Федеральная служба безопасности России. Она предупредила ООН о том, что возможны и другие акты насилия, в том числе существует серьезная угроза похищения сотрудников. В результате иностранцы из ООН теперь не ездят даже по территории Ингушетии - в частности, в сторону Чечни. Как пишет пресса, ингушские власти, со своей стороны, посочувствовали, но помогать ничем не стали. Что и неудивительно: в Ингушетии обстрелы, убийства и похищения - нормальное течение жизни в бешеном круговороте политики, религии и кровной мести. И спецслужбы становятся как жертвами, так и творцами этого хаоса.

Как бы ни бравировал Кремль своими нефтяными богатствами, он слишком многим гражданам не дал ничего, даже самого жизненно необходимого, и это за него делают внешние агентства и благотворительные организации (которые затем тот же Кремль обычно обвиняет в шпионаже). Судя по всему, Россия - к слову, постоянный член Совета Безопасности ООН - неспособна защитить сотрудников ООН от своих же государственных служащих. Или даже не неспособна, а не хочет этого делать? Сейчас очень сложно сказать, как развивается здесь коррупция: против воли Кремля или с его благословения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.