Я намеренно написал 'нас', хотя менее всего склонен отождествлять себя с мучимыми комплексами исторической неполноценности представителями эстонской элиты. Но в России традиционно путали прибалтов, а сегодня тем более никто не станет вникать в нюансы. Поэтому тем из нас, кто в ближайшее время собирается посетить Россию, можно посочувствовать...

'Человечность' по-эстонски

Недавно эстонские дипломаты в Латвии попытались объяснить таллинские эксцессы русскоговорящей и русскочитающей аудитории на радио Mix FM 102,7. Вот как чрезвычайный и полномочный посол Эстонии в Латвии г-н Яак Йеерюй озвучил позицию своего государства: 'Чего хотели эстонские власти? Их желание... разобраться, кто похоронен под Бронзовым солдатом... До сих пор ни в Эстонии, ни в России никто не знает, сколько человек там похоронено, кто они'.

Выражаясь запредельно дипломатично, г-н посол... 'не использовал в своей речи правду': имена погибших, их звания, принадлежность к частям давно известны. Списки имеются в минобороны России, обнародованы в интернете.

В самом деле: 1944 год - это же не 41-й, на третий год войны людей предавали земле со всеми документальными формальностями. Но дипломат не останавливается на официозе: 'Поймите простое человеческое ощущение: как может быть кладбище в центре города, как может быть троллейбусная остановка на могилах?'

Ему вторит советник посольства Урве Неу: '...в Эстонии ни правительство, ни люди не воевали с памятниками. Просто возникшую проблему хотели разрешить по-человечески'.

Справка: троллейбусная остановка на воинские могилы не с Марса упала и не возникла 'в результате двух оккупаций'. Ее поставили в 1994 году эстонские власти в совершенно свободной (от КПСС) и напрочь независимой (от Москвы) стране. И это, увы, очень характерно для менталитета местной элиты.

Гробокопательство как символ единения?..

Премьер-министр Ансип, выступив 2 мая перед парламентом с речью, был гораздо откровеннее: 'Стоявший в самом посещаемом месте центра города монумент символизировал для одних оккупантов и депортаторов, для других - память павших и скорбь, для третьих - ностальгию по ушедшему тоталитарному государству. Этот монумент не мог объединять общество'.

Что символизировал монумент для премьера и его коллег в правительстве, нетрудно догадаться по их перлам, озвученным в эстонской прессе. К эпитетам 'пьяные мародеры', слетевшим с премьерских уст в отношении погибших, уже после 28 апреля добавились 'убийцы' (министр образования Эстонии), а предшествовали гробокопательству пространные рассуждения о том, что под могилами ничего нет. 'Может быть, там просто камни или мусор...' - это на фоне судебного иска дочерей капитана Сысоева, просивших не тревожить прах их отца.

Представим на мгновение реакцию эстонской или латышской общественности, если, например, российский коллега Ансипа выдал бы что-то подобное про памятник репрессированным советской властью в 40-е годы. Хотя среди высланных в Сибирь, возможно, тоже встречались воры и проститутки (как и мародеры среди солдат любой армии), нормальному человеку, тем более политику, не придет в голову публично делать подобные обобщения. Особенно над могилами - это, знаете ли, просто неприлично.

Но Ансипу и его коллегам по политической ориентации в этот год было не до приличий - очень во власть хотелось. Чтобы мобилизовать националистический электорат, они давно носились с идеей 'депортации' Бронзового солдата, и после выборов обещание пришлось выполнять.

Кричащие сегодня о 'пятой колонне Кремля' почему-то не склонны относить к ней всех этих господ, хотя фитиль под ситуацией запалили именно они.

Впрочем, памятник действительно стал мешать: устланная цветами площадь перед ним и тысячи людей, приходящих туда 9 мая, никак не вписывались в тщательно отстраиваемую идеологическую конструкцию: 'советская оккупация' - лишение гражданских прав неэстонцев - предъявление России требований о компенсации.

'Законность' по-эстонски

События в Эстонии получили однозначно этническую окраску, хотя причины противостояния только к этому не сводятся. Обозначающие стороны конфликта как 'эстонцы' и 'русские' почему-то забывают, что среди задержанных полицией треть оказались эстонцами. Как увязать это с официальной версией, что, мол, 'не знающие истории русские колонисты' сначала протестовали 'по указке Москвы', а потом пошли грабить магазины.

Тут получается так: либо протестовали русские, а эстонцы присоединились к грабежу магазинов, либо эстонцы вышли на политический протест вместе с ними, либо протесты и погромы - это разные вещи, а полиция просто хватала на улицах всех без разбора. Причем, как выяснилось, не только русских и эстонцев...

Финская газета Iltalehti на днях опубликовала рассказ двух немцев, отца и сына Дорнеманнов. Они гуляли в пятницу в восемь часов в гавани, когда полиция неожиданно их задержала, отвезла на грузовой склад и продержала там до утра, периодически избивая: 'Полицейские избивали резиновыми дубинками всех задержанных полностью немотивированно. В этом не было логики, они испытывали только удовольствие и наслаждались насилием над людьми'.

Пройдет еще немного времени, и эстонские 'археологи' похоронят мертвых советских воинов еще раз, а на месте их раскопанных могил старательные таллинские садовники высадят тысячи анютиных глазок. Посадят родственники цветы и на могиле парнишки, непонятно кем и за что убитого на улицах ночного Таллина. Посол Эстонии вернется в свою московскую резиденцию, а российские бизнесмены - в свои эстонские коттеджи и фирмы, чтобы продолжать делать европейский бизнес. Скандал неизбежно перейдет в фазу занудного дипломатического препирательства.

Что же касается отношения к нам народа России, то вражду, совершенно сознательно эксгумированную эстонскими националистами, так быстро похоронить не удастся. Потому что на отношениях самый глубокий след оставляют не политические скандалы и даже не полицейские дубинки и наручники, а то изощренное иезуитство под вежливые улыбочки, что демонстрируют сегодня правящие в Эстонии персонажи.

Справка

Для 'неинформированных' эстонских руководителей и дипломатов

Имена похороненных на Тынисмяги советских воинов:

заместитель командующего 125-й стрелковой дивизией полковник Константин Колесников, командир 1222-го полка самоходной артиллерии гвардии майор Василий Кузнецов, парторг этого же полка капитан Алексей Брянцев, командир 657-го стрелкового полка подполковник Михаил Куликов, парторг этого же полка капитан Иван Сысоев, командир разведки 79-й бригады легкой артиллерии капитан Иван Серков, командир минометного отряда 657-го стрелкового полка лейтенант Василий Волков, младший лейтенант Луканов, гвардии сержант Василий Давыдов (30-й гвардейский минометный полк), старший сержант Сергей Хапикало (26-й танковый полк 152-й танковой гвардейской бригады), гвардии старшина Елена Варшавская (40-й гвардейский минометный полк) и ефрейтор Дмитрий Белов (разведка 23-й артиллерийской дивизии).

________________________________________

Кто готов умереть за Таллин?* ("Townhall.com", США)

Эстония: Слон и мышонок ("The International Herald Tribune", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.